ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

 

 

 

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР - 4

промышленности, бизнеса и имиджа человека труда (даётся в сокращении)


ИМИДЖ ПРОМЫШЛЕННОСТИ (ИНВЕСТИЦИЙ)

    Кандидат в губернаторы Челябинской области БРЕЙГИН, будучи спойлером М.В. Юревича на губернаторских выборах 2011 года, вышел к избирателям с призывом вынести все промышленные предприятия за городскую черту Челябинска и других населённых пунктов. Абсурдная в те годы идея, позволившая выгодно оттенить личность «кандидата №1», со временем стала одной из доминирующих в обществе. Сегодня, это один из центральных лозунгов общественного движения «Челябинск, дыши!». Иначе говоря, люди утратили некогда существовавшую внутреннюю, духовную связь с производственной жизнью «малой Родины», и эта дистанция породила противоборство.

    Люди не просто перестали гордиться своим заводом, комбинатом, сельхозпредприятием. Они стали стесняться, что работают на крупном производстве. Даже самые престижные в недалёком прошлом предприятия находят в обывательской среде негативные оценки.
   «Да, «Высота-239» зовётся предприятием «белой металлургии», но всё это показуха».
   «Да, на железной дороге пока платят, но всё идёт к развалу. ЮУЖД уже нет».
   «Да, парк станков с ЧПУ на кыштымском радиозаводе хорош, но это японские технологии конца прошлого века». И т.д.
    Ещё в первом десятилетии XXI века пуск стана 5000 на ММК воспринимался общественностью, как общее достижение Челябинской области. Сегодня понятия «трудовая победа», «трудовое достижение» девальвировались, инвестиционный процесс в промышленности воспринимается, как частное дело собственника, имеющее отношение исключительно к его личному карману, а не к развитию общественного производства, развитию каждой конкретной территории. Это прямой результат деятельности областных средств массовой информации.
    В Посланиях Президенте РФ В.В. Путина неоднократно звучали призывы к созданию высокотехнологичных рабочих мест; к использованию наилучших технологий, к повышению производительности труда, к созданию импортозамещающих производств.
    Где это всё в Челябинской области? Обыватель не видит усилия власти и бизнеса в данном направлении, воспринимая, таким образом, обращения Президента как пустые декларации, не имеющие отношения к реальному сектору экономики.
    Более того, некогда индустриальная область оказалась как бы вне инновационных процессов страны, вне передовых технологий. Даже наиболее продвинутая ядерная отрасль как бы отошла на второй план, предпочитая «не светиться».
    Создание атмосферы корпоративного единства отрасли, предприятия подменено страхом увольнения, лишения премии и прочими мерами карательного, а не поощрительного характера. Известно, что на Томинском ГОКе разрывались трудовые отношения с сотрудниками, выразившими одобрение в соцсетях движению СтопГОК простыми «лайками». То есть, вместо разъяснения, убеждения, пропаганды руководство предприятия идёт по самому простому пути: заткнуть рот, запугать. Но путь этот тупиковый, ведёт лишь к отторжению работников от предприятия, а следом – их семей и знакомых. Так создаётся отрицательная репутация предприятия в целом.
    Понятно, что в такой атмосфере не может быть и речи о культуре производства, имеющей прямое влияние на производительность труда, качество продукции и на уровень техники безопасности. Отсутствие таковой культуры можно наблюдать на многих предприятиях региона. Статистика несчастных случаев на производстве – первый показатель отсутствия внятной идеологической работы на предприятии, отсутствия внутренней мотивации работника исполнять свои функции с ответственностью и профессионализмом. Внутренняя же мотивация создаётся комплексом мер морального и материального стимулирования.
    Безусловно, серьёзную негативную роль в формировании патриотического самосознания рабочих играет массовая оффшоризация южноуральской промышленности. У людей вызывает внутренний протест подсознательное понимание того, что они трудятся на кипрском, сейшельском или ином иностранном предприятии. Причём, есть понимание и того, что предприятие это создано, явно, не на благо народа России, не на благо населения Челябинской области. Решение этой «интимной» проблемы бизнеса – прямая прерогатива областных властей.
    Следует заметить, что данная ситуация не является новой. Начало 90-х годов прошлого столетия также было характерно бегством предприятий в оффшоры, что значительно уменьшало налоговую массу, ограничивало возможность исполнения властных полномочий на местах. Губернатор П.И. Сумин сумел тогда найти веские аргументы для того, чтобы предпринимательское сообщество вернулось в родные пенаты.
   Сбор налогов вырос в пять раз, областной Пенсионный Фонд ликвидировал все задолженности по пенсиям, предприятия – по заработной плате. Аргументы эти применимы и в настоящей ситуации.
   Попытка дать бизнесу налоговые льготы через ТОСЭРы оказалась неэффективной в силу того, что инициатива оказалась запоздалой и узконаправленной. Инвестор уже не верил политической власти Челябинской области, после 2011 года снискавшей себе репутацию волюнтаристской и коррупционной. С тех пор не создано ни одного СП, ни одного нового предприятия. Те же, что, переходя из рук в руки, меняли названия, профессиональной гордости у их работников не вызывали, желание вкладывать деньги у потенциального инвестора не возникало.
   Легендарные Танкоград, Магнитка и прочие великие стройки остались в истории прошлого, не перейдя в сегодняшний день. Школьники, проходя эти периоды на уроках истории, не всегда понимают, что речь идёт об их области, об их городе.