ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

Боже, ты не прав!

Мы живём в век извращённых понятий, когда истина ловко подменяется суррогатом….

С прискорбием узнал, что один хороший, культурный человек обидел другого хорошего культурного человека. Владимир Боже обидел Михаила Саввича Фонотова.

 
Не со зла, конечно, обидел, но из-за укоренившегося недопонимания небольшой, но существенной части русской истории. Из-за вбитого в общественное сознание ложного стереотипа.

Владимир Боже – бесспорный интеллектуал и подвижник. Он этим выделялся в студенческой буче ещё в университетские годы, когда мы учились параллельно: он – на историческом, я – на филологическом факультетах. И он, конечно, знает историю государства российского. Но не всю. И в этом он не слишком виноват.

Сделать такие выводы меня заставило его введение в замечательную книгу Михаила Саввича Фонотова «Родная старина. Очерки истории Южного Урала».

Именно это предисловие обидно резануло, показало: если интеллектуальные сливки Челябинска таковы, то каково же молоко…..

Боже, пытаясь быть комплементарным, пишет: «Михаил Фонотов не географ, не историк, не краевед, по профессии он – журналист, а по сути своей писатель. Писатель и популяризатор, то есть человек, непосредственно обращающийся через свои книги к самой широкой читательской аудитории….». И т.д. в том же духе. Но это – не совсем так. Или – совсем не так!

В той же книге, в главе «Об авторе», тоже небрежно так отмечено: «Лауреат журналистских премий, в том числе премии «Золотое перо России» (2010)».

Теперь о сути претензий. Начнём издалека. Задумывался ли кто-либо из историков, почему В.И. Ленин в анкетной графе «профессия» неизменно писал – «журналист»? Просто так?

Как бы кто не относился с личности вождя пролетарской революции, но тот был – плоть от плоти - русский интеллигент, все его понятия и предпочтения – отражение именно интеллигентских взглядов того времени. А в той России профессия журналиста считалась первейшей в рейтинге гражданского служения обществу. И, причисляя себя к журналистам, политик как бы давал гарантию истинного подвижничества во благо людям.

Тогда было общеизвестно, что вся великая русская литература выросла из журналистики, что все «инженеры душ человеческих», как называл писателей А.М. Горький, вышли из газетно-журнальной работы. В том числе – и он сам. Именно журналистика дала будущим столпам мировой литературы то видение, тот слог, который потом пригодился для создания произведений большого жанра, для создания книг.

Интересно, что и сегодня в тех странах, которые мы именуем «цивилизованными», взгляды на писательство и журналистику те же, что в дореволюционной России.

Скажем, в Америке справедливо считается, что журналист – работник более высокой квалификации, чем писатель. Журналист должен в короткий срок, ёмко, наглядно передать читателям факт настоящей жизни, проанализировав его и, принеся на блюдечке, вне зависимости от того, в какой обстановке приходилось работать.

А писатель сидит в тёплой комнате и, опустив ноги в тазик, неспешно, может даже – годами, сочиняет этот же факт, персонаж, ситуацию.

Точно так же художник, рисующий бабочку на цветке, может вылавливать её из своего воображения сколько угодно. А фоторепортёр обязан эту бабочку изловить в живой природе и показать то мгновение людям. Что сложнее?

Так что, сказать настоящему журналисту, что он писатель – совсем не комплимент, а, мягко говоря, - напротив, принизить его профессиональную квалификацию.

А Михаил Саввич Фонотов – настоящий журналист. Даже жанр обсуждаемой книги он определяет по-журналистски: «очерки».

Кстати, и никакой М.С. Фонотов не популяризатор. Это уж совсем словечко выискано ни к селу, ни к городу. Популяризатор – это, скорее, издатель данных книг, а их автор – просто настоящий, классический, русский журналист. Все эти очерки, конечно, сперва увидели свет в газете, причём, тиражом гораздо большим, чем издана скромная книга в 1000 экземпляров.

В чём нельзя не согласиться с Владимиром Боже, так это в том, что таких настоящих, классических русских журналистов почти не осталось. Это – Золотые перья России. Кстати, то не просто премия «в том числе», то – высшее профессиональное звание журналиста. Звание редкое и почётное.

Да, сегодня журналистику пригнули, заставили прислуживать властям. Подменили понятия, принизили звание: влизывайся в начальственный зад, журналюга. Кто-то это, действительно, воспринял как профессию. Потому в журналистику хлынули бездарности, прохиндеи разных мастей, просто малограмотные люди. Они и создали тот фон, который уважаемый историк Боже воспринял как современную данность.

Но, Владимир, ты не прав! И, если молодая журналистская поросль будет ориентироваться не на тупое переписывание пресс-релизов и бездумное подквакивание начальству, а будет читать (и – почитать!) Михаила Саввича Фонотова, станет подражать ему, тянуться, то журналистика возродиться. И это будет новый, славный этап в её истории.

http://www.zenon74.ru/sites/default/files/Rodnaya_Starina.pdf




 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика