ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

 

 

Думы о промышленной политике

   Губернатор Алексей Текслер и «клуб олигархов» не довольны нынешним состоянием реального сектора экономикии.
  

«Я специально не пошёл на встречу с губернатором, чтобы не вспылить и не наговорить всякого», - признался импульсивный Семён Мительман, депутат и бизнесмен, в представлениях не нуждающийся. Впрочем, его коллега – депутат и бизнесмен – Александр Фёдоров не постеснялся, высказал на упомянутой встрече СПП с губернатором свои сомнения.
   Суть этих сомнений в том, что общая экономическая неразбериха в стране, отсутствие координации действий между центром и регионами, а также - внутри регионов создают патовую ситуацию. Ходить, вроде, надо, но некуда.
   - Когда Александр Леонидович был замминистра, у нас что-то двигалось, - откровенно заявил Фёдоров, имея ввиду ММК и ЧТПЗ, - а теперь….
   Текслер натянуто улыбнулся. Видимо, внезапное признание его былых заслуг перед Челябинской областью прозвучало слишком неожиданно. Раньше это не афишировалось. Кроме того, стало ясно, что лоббистские возможности глав регионов гораздо ниже, чем даже у заместителей федеральных министров. В этом контексте путинская идея усиления роли Госсовета видится рельефнее и понятнее.
   Кстати, именно о проведении голосования по Конституции РФ была закрытая часть беседы Текслера с собственниками и руководителями крупнейших предприятий региона. Зачем её нужно было демонстративно закрывать для прессы – загадка. Ненужная интрига породила совсем не здоровые сомнения и «теории заговора».
   Видимо, сказывается некое негативное прошлое наследие и… недоверие губернатора своим журналистам. Впрочем, тут и догадываться не надо, Алексей Леонидович прямо сказал о пропагандистских недоработках в сфере промышленности. Мол, есть в области хорошие примеры, есть прекрасный опыт и т.п., но никто об этом не знает. Помнится, на эту тему едва не рыдал на заседании Заксобрания и депутат-бизнесмен Константин Струков, сетуя, что общественность не позволила строить новые ГОКи, что ей не разъяснили огромные плюсы и мизерные минусы новых горно-обогатительных предприятий.
   Однако, мы отвлеклись.
   И на заседании с губернатором, и на последующем заседании СПП речь шла о вещах важнейших – инвестициях, зарплатах и внутриобластной кооперации.
Для решения этих вопросов А.Л. Текслер предлагал даже подумать над созданием новых отраслей промышленности. Свежо и искренно прозвучала его фраза о том, что, если раньше областная власть и предпринимательское сообщество региона не находили общего языка, то теперь дело обстоит иначе. То бишь, он готов помогать всеми силами государственного управления.
   Вспомнилось крылатое выражение экс-губернатора Юревича: «Кто обидит бизнесмена, будет иметь дело лично со мной!». Но сам же он и стал первым обидчиком.
   Нет-нет, не станем подозревать в том же и Текслера. Просто в его окружении, принятом от прежних хозяев челябинского «овального кабинета», нет, видимо, специалистов, способных разъяснить некоторые исторические реалии.
   К примеру, в подведомственном ему регионе была уничтожена целая отрасль – угледобывающая. Один только Коркинский угольный разрез мог бы действовать ещё, по меньшей мере, 20 лет, оберегая энергетическую безопасность Южного Урала. Но в интересах лоббируемой прежней властью Русской медной компании угольщики с места были согнаны, сам разрез демонизирован как экологически вредный. Обратите внимание: отрасль уничтожена для того, чтобы одна частная компания просто не строила хвостохранилище. Энергобезопасность региона, буквально, превратили в мусорку. Заметим, челябинское угольное месторождение простирается от Копейска до Увельского района, там угля ещё лет на 200 лежит. Но закрыт ведь не просто угольный разрез, «закрыты» все шахтёрские специальности, всё, что работало вокруг угледобывающей отрасли. И, если её возрождать, то только сейчас. Завтра это сделать будет невозможно. Ни кадров, ни технологий не останется. Кто за это возьмётся?
   А о чём мы тогда говорим?
   Или – другой пример. Уничтожена в регионе спирто-водочная отрасль. Сверхприбыльная. Без дураков – истинный драйвер южноуральской экономики. Два спиртзавода и пять ЛВЗ давали в бюджет солидную прибавку. Но, главное, они обеспечивали сбыт продукции сельского хозяйства – пшеница, свёкла шли в производство спирта. Деревенское население занималось и сбором трав для уникальных ликёров и настоек, выпускаемых «Казаком уральским» и его коллегами. Причём, будучи в Кусинском районе, Алексей Текслер мог бы побывать на местном спиртзаводе, мог бы убедиться, что тот стоит, готовый запуститься в любой момент. Но… Росспиртпром законсервировал это предприятие. И только политическая воля губернатора, применённая в кремлёвских коридорах власти, может сдвинуть дело с мёртвой точки.
   Три пенсионерки тайно запустили Верхне-Уральский ликёро-водочный завод, сейчас сидят за это на скамье подсудимых. А хотели возродить отрасль. Добавим, что в тех же краях когда-то процветала сыроваренная отрасль, продукция уральских сыроваров шла исключительно на экспорт. Сегодня один местный предприниматель пытается что-то восстановить, но, где ему в одиночку с этим справиться…. А господдержку в том виде, в каком она предлагается сейчас, малый и средний бизнес просто боится.
   Таких примеров утраченных промышленных приоритетов, свернувшихся бизнесов можно назвать массу: от лёгкой промышленности до рыболовства. Конечно, нужны и новые отрасли и, конечно, кусинцы могли бы подумать над производством материалов для 3D-принтеров. Но спиртпром, литейное дело, камнерезное производство и туризм – это то, что там можно развивать уже сейчас с понятными мощностями и кадровым обеспечением.
   Впрочем, мы как-то отвлеклись на промышленные фантазии. А промышленники и предприниматели живут реальными заботами.
   - Вот выбиваете вы на проект «Здравоохранение» из федерального бюджета, скажем, миллиардов 20, - предположил А.А. Фёдоров, обращаясь к А.Л. Текслеру. – Я условную цифру называю. (В это время Текслер глянул на своего заместителя Ковальчука, припомнив, что там речь о не более двух млрд рублей идёт). И надо, чтобы эти деньги работали на наших предприятиях, в области, а не распылялись в других регионах.
   Посыл понятен. Национальные проекты должны быть не самоцелью, а источником финансирования реального сектора экономики.
   Коли об этом зашла речь, то, надо понимать, - этого нет. Да и, как чему-то быть, если, согласно докладу В.Ф. Рашникова, губернатор с СППешниками за весь минувший год встречался всего-то два раза. Сидя в московском кабинете, наверное, чаще с ними виделся.
   В выступлении Виктора Филипповича прозвучала контрольная цифра: к 2024 году «союзники» планируют выйти на 500 миллиардов рублей инвестиций. Вроде бы – хорошо, даже – отлично. Но очень уж похоже, что цифра взята с потолка, просто, она устроит Администрацию Президента. Отчего такие грустные выводы? Да, очень просто.
   Никаких мега-проектов, требующих столь значительных инвестиций, ни власть, ни сами промышленники не обозначили.
   Впрочем, нет. Есть проект – утереть нос Илону Маску.
   Да, сегодня мы проигрываем Штатам гонку за Космос, но завтра…. Завтра ЮУрГУ и ГРЦ им. Макеева сделают ракету МНОГОРАЗОВОГО использования. Не так, как сейчас: вывела спутник на орбиту и сгорела. А летай туда-суда, вози в околоземелье - чего хочешь. Тут тебе – и экономия сумасшедшая, и оперативность, и вообще всё шоколадно.
   Официально это называется – ракетоноситель «Корона». Учёные на суперкомпьютере рассчитают математические модели, вложат внутрь изделия искусственный интеллект. Трепещи, Илон Маск! Правда, каков срок пройдёт от идеи до внедрения, прогнозировать трудно. Масковцы ведь тоже, поди, не сидят сиднем.
   А у нас и текущих проблем хватает. Вон, например, налоговики распоясались, как считают промышленники. Конкретнее так: посчитал собственник «Южуралзолото Группа Компаний» К.И. Струков, сколько штрафов он заплатил за прошлый год. «Так это ещё один скрытый налог получился!» - воскликнул он на заседании Заксобрания. На заседании же СПП даже такой термин прозвучал: «проверочная карусель». То есть, чиновникам запретили «кошмарить бизнес». Хорошо. Они перестали ходить часто из одной инстанции. Зато в очередь выстроились и пошли хороводом: то одна инстанция проверяет, то другая, за ней третья, следом – следующая…
   А тут вдруг решили с щебёночных карьеров особую мзду брать. Дело в том, что щебень - продукт вторичной переработки, получается таковым после камнедробилки. Но, в принципе, можно его черпать напрямую из природы. Но напрямую – это уже природный ресурс под названием «строительный камень». Природные ресурсы облагаются налогом по более высокой ставке, чем изготовленные из них продукты. То есть, нефть – это одно, а бензин – другое. И вот Челябинская областная налоговая инспекция доначислила всем изготовителям щебня налог, как за строительный камень. Выставила суммы аж за три года! Предприниматели так и ахнули! Общая сумма получилась порядка 2 млрд рублей. Впору отрасль закрывать, как убыточную.
   Что с этим делать? Одна надежда – на губернатора. На его заступничество.
   Хорошо сделал Текслер, что Министерство промышленности восстановил. Пусть оно пока ещё слабенькое, не стало ещё законодателем моды в реальном секторе экономики. Но первый шаг сделан: началось внедрение системы повышения производительности труда. Как сказал министр Павел Рыжий, пока в процессе порядка 30 предприятий, но к концу года будет более 50. Не сказать, конечно, что технология прорывная, но генеральный директор ООО «Завод СпецАгрегат» Е.В. Субачев из Миасса доложил коллегам, что сам сперва не верил, но, когда внедрил, то производительность повысилась аж на 20 процентов.
   Старики-промышленники, конечно, тоже со скепсисом отнеслись к этому заявлению, попытались выяснить: каковы критерии оценки, каковы пути повышения. Рыжий ответил, что это очень сложные расчёты, непростые объяснения, которые +есть у членов СПП в раздаточном материале. Для журналистов тема, заданная, между прочим, одним из «национальных проектов», оказалась за семью печатями.
   Есть ещё такой положительный момент. Губернатор Алексей Текслер заявил о новой инвестиционной политике, которая будет простимулирована налоговыми льготами.
   Это очень многообещающее заявление. В число налогоплательщиков, имеющих право на «инвестиционный» вычетпланируется включить резидентов индустриальных парков; организации, которые вкладывают средства в развитие здравоохранения, образования, туризма; и те, которые активно реализуют природоохранные мероприятия. Не совсем ясно, станет ли уменьшение налога на прибыль определяющим для таких предприятий как «Южуралзолото» или «Макфа», которые встали на налоговый учёт в Москве? Заставит ли эта мера вылезти флагманов южноуральской промышленности из тёплых офшоров?
   - Предприятие вкладывается в свое будущее, в новые проекты, когда видит гарантии стабильности условий для ведения бизнеса, надежный рынок сбыта и эффект от первоначально вложенных средств, - очень верно сказал губернатор. Но, кто даст эти гарантии? Кто обеспечит рынок? Кто приумножит эффект?
   Пока ответов на эти вопросы у бизнес-сообщества и у властей, похоже, нет.
   Под завязку заседания в Абзаково С.А. Мительман настоятельно попросил рассмотреть на следующем заседании СПП вопрос о внутриобластной кооперации. Это реальный механизм экономической поддержки региона, о котором говорил Текслер, о котором говорят сами промышленники. Но механизм этот пока не создан, неискусственного интеллекта пока не хватает.

 

Владислав ПИСАНОВ


 
   PS. Дополнительные сведения об описанных событиях вы можете почерпнуть из иных источниках информации.