ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

 Эка защита!

Особенность национальной защиты экологии: качественной природоохранной деятельности в России не было и нет….

В СССР экологии не было. Точнее – плати 20 копеек в Общество охраны природы и на этом свой эколюбивый пыл можешь пригасить. А, если кто считал, что советская индустрия губит окружающую среду, тому на спину бубновый туз, и – на лесоповал перевоспитываться.

Впрочем, хрущёвская оттепель дала росток – фильм «У озера» протестовал против целлюлозно-бумажного комбината, стоками своим убивающего славный Байкал. Фильм прошёл на ура. Но – прошёл. А крупнейший в стране ЦБК остался. Делал он, между прочим, не туалетную бумагу, а целлюлозу, по экспорту которой Россия была в десятке мировых лидером. У себя же эта монопольно производимая белая целлюлоза использовалась в производстве ракет «Тополь-М» и «Булава».

Но мы отвлеклись. Перестроечные вихри занесли в Россию экологические потоки с Запада. Такие накаченные охранники природы как WWFиGreenpeaceнавалились на Байкальский ЦБК и другие промышленные предприятия, сохранившиеся на обломках СССР. Официально бумкомбинат был закрыт два года назад. Россию изящно выдавили из клуба экспортёров, да и сопла боевых ракет остались без комплектации.

Да, но мы снова отвлеклись, ведь пытаемся говорить о национальных особенностях российской экозащиты. Однако дело, возможно, в том, что говорить тут пока особенно не о чем. Как-то так получилось, что пуще всего за природу России ратуют наши зарубежные партнёры.

Не будем голословны. Рассмотрим для примера наиболее индустриальную область России – Челябинскую. Тем более, что режиссёр Сергей Герасимов, снявший «У озера», родом именно оттуда и первоначальный замысел фильма был о местном озере Чебаркуль и о металлургическом заводе на его берегу. А поэтесса Людмила Татьяничева справедливо заметила: «В Урале Русь отражена». Итак, что же у нас делается с заботой о природе на Южном Урале…?

Крах коммунистической системы привёл в Россию западную демократию. В Челябинской области, кующей атомный щит Державы, появилось то, что не могло появиться ранее – «Движение за ядерную безопасность». Его лидер Наталья Миронова внесла немалую толику усилий в раскрытии секретов комбината «Маяк», где и делают атомную начинку для бомб. Но, что об этом говорить, если движение свернулось, когда сама экозащитница вышла… нет, не замуж, и даже не на пенсию, а вышла из страны, эмигрировав в США.

Впрочем, знамя было подхвачено. В городе Озёрске (когда-то узко известном как Челябинск-40), правозащитница Надежда Кутепова, организовав НКО «Планета Надежд», стала переживать за права жителей закрытых городов и родную за природу. Поддерживал эти патриотические начинания россиянки «Национальный Фонд развития демократии» (США), выплачивая ей ежемесячно 450 долларов, плюс расходы. Когда это стало широко известно, а «Планета Надежд» была признана иностранным агентом, дама не захотела испытывать судьбу, и… вышла во Францию.

Мужество в отстаивании родной природы проявляет теперь только Андрей Талевлин, ученик Мироновой и соратник Кутеповой, руководитель фонда «За природу», также признанного судом иностранным агентом. На его сайте можно прочесть: «фонд активно сотрудничает с общественными объединениями, как в России так и за рубежом, такими как: «Движение за ядерную безопасность», «Теча», «Гринпис России», «NorgesNaturvernforbund» (Норвегия), «GovernmentAccountabilityProject» (США), «AllianceforNuclearAccountability» (США) и др.

Ну, за ядерную безопасность России теперь борются, как мы поняли, в Штатах и во Франции, с иностранными названиями даже заморачиваться не станем. Экологическое движение «Теча» нам ещё встретится. А нынче нам интересно «и др.».

Сегодня под этим понимается, в первую очередь, популярное в областном центре общественное движение «СтопГОК», ратующее против строительства горно-обогатительного комбината по добыче и переработке медных руд в окрестностях Челябинска. Считается, что инициатором его стал Юрий Черкасов, глава фирмы, занимающейся геологическими изысканиями. Он несколько лет партнёрствовал с «Русской медной компанией» в данной изыскательской тематике, но при разработке Томинского месторождения что-то не срослось. Партнёры разошлись не дружественно. Тогда и вскрылась антигуманная сущность будущего ГОКА.

Данная ситуация – яркий пример того, как олигарх, по-барски призрев малый бизнес, получил обратный плевок. И это – нормальная человеческая реакция. Да такой смачный плевок получился, что вот уже два года РМК утереться не может. Даже к вскрышным работам не приступили, в экологических экспертизах увязли. Деньги теряют каждый день, а перспективы призрачны. Мощное у Черкасова движение получилось.

Причём, люди не только дружно и массово приходят на митинги, но даже деньгами сбрасываются: на листовки, на аренду зала, на поездку к Путину…. «Голосование» рублём – яркий показатель.

Постепенно на лидирующие позиции в «СтопГОК» вышел юрист Василий Московец. Для чего и почему – догадаться можно, тем более, что он тоже начинал движение с первых шагов. Он даже ущучивал «медных королей» за то, что они в окрестностях Томино под кусты нагадили, а за собой не убрали. Но теперь – вырос, стал важен и на подобные мелочи уже не разменивается. Ощущается, что что-то изменилось в этом самостийно возникшем движении… Что?

Хорошо это или плохо, но со всех сторон стали прилипать к нему прожжённые защитники народа и природы. Вот многоопытныйТалевлин на митингах выступает, вот местное отделение КПРФ на той же борозде пашет. Да и более мелких прилипал в достатке. Сидела муха на роге вола: «Мы пахали!». Прошедшее недавно отчётное собрание «СтопГОКа» прошло под девизом самолюбования: «Я ль на свете всех милее…?». Некоторые из-за этого даже чуть не передрались. А Черкасов предложил Московцу отчитаться по расходам 170 народных тысяч, которые были потрачены на поездку в Москву, «к Путину». Получилась некрасивая перепалка. Иностранный агент сидел в зале сзади: поглядывал, помалкивал. Возможно, у него были некие планы в отношении этой компании. Но, похоже, собрание стало началом конца для движения, попавшего в некую денежную зависимость.

РМК может готовить бульдозеры.

Но ведётся в тех же краях другая экологическая… ну, не кампания, конечно, а, скажем так – компашка собралась вокруг Коркинского угольного разреза. Инициировал процесс саратовский депутат Госдумы РФ от ЛДПР Максим Шингаркин. Он приехал в Челябинскую область, в Коркино, собрал там небольшой актив пенсионеров, с этого и началось. Сам уехал, а за себя руководить процессом оставил Гусмана Кабирова.

Вот мы и вернулись к друзьям фонда Талевлина, к организации «Теча», зарегистрированной в челябинском посёлке Шагол, известном, как база фронтовых бомбардировщиков, воюющих ныне в Сирии.

Характерный эпизод. Кабиров с двумя товарищами-экоактивистами планировали попасть на приём к премьер-министру Венгрии, чтобы изложить ему просьбу предоставить им «экологическое убежище». В качестве доказательства ущерба, который деятельность ПО «Маяк» наносит окружающей среде, россияне привезли образцы – воду, землю и оленьи рога, радиационный уровень которых превышает нормальный фон. Все трое были задержаны полицией. Европа отвергла экологических патриотов России.

Теперь время от времени собирается 18-19 человек на Алом Поле в центре Челябинска с плакатиками и требуют… Чего требуют? Это не важно. Для них – не важно. Лишь бы создавать видимость активности. На плакатах, например, написано, что рекультивацию Коркинского разреза надо проводить под контролем Общественной палаты. А, кто возражает: пусть контролирует. Пишут, что они против пожаров во внутренних пластах угля. А, кто – за? Для шахтёров это – одно разорение. Пишут, что Путину нажаловались, словно с письмами к Президенту лохи работают и прямо побежали к Владимиру Владимировичу, их бумаженцией размахивая.

Забавники такие – спасу нет.

Впрочем, это было бы смешно, если б не было так грустно. Ведь вывод напрашивается сам собою: особенности национальной экозащиты таковы, что… нет её этой защиты. Кто-то деньги зарабатывает, кто-то амбиции удовлетворяет, кто-то на «гринкарту» наскрести хочет, но все эти мотивации к защите Природы-матушки отношения, увы, не имеют. А вот политическую пыль поднимают. У кого-то может создаться впечатление, что в Челябинской области, действительно, всё так плохо, что власти потеряли контроль над ситуацией, что народ ропщет…

Впрочем, возможно, это и есть конечная цель «экологического» шума? Как вы думаете?

(продолжение следует)

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика