ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

Ешьте всякое ГМО

Дискуссия в отношении использования ГМО как продукта питанияне утихает по сей день…..
- Одни считают, что производство ГМО-продукции является оправданным шагом, другие утверждают, что ГМО является «едой Франкенштейна», – говорит Ярослав Федосов, начальник отдела международно-правового взаимодействия в системе ВТО и других международных организаций ФГБУ «ВГНКИ».. – Пока Европа и США, а вместе с ними и большая часть развитых стран продолжают спорить о положительных и негативных воздействиях ГМО на организм человека и биосферу, Россия четко определила свой курс, начав ужесточение национального законодательства в сфере ГМО: продукция безопасная – это продукция без ГМО. Для разработки серьезной нормативно-правовой базы по регулированию ГМО-продукции без анализа зарубежного положительного опыта стран не обойтись.
В настоящее время существует три лагеря стран: в первом те, кто разрешает выращивание и использование ГМО (например, США), во втором – те страны, где ГМО разрешено только по некоторым видам продукции, но должно в обязательном порядке пройти государственную регистрацию (например, Российская Федерация на современном этапе нормативного регулирования) и третий лагерь включает те страны, в которых ГМО-продукция запрещена полностью (например, Австрия, Франция, Киргизия). Китай, к примеру, запретил продажу выращенного ГМО внутри своего рынка, но за рубеж ГМО вывозит. Венесуэла взяла курс по разработке и утверждению закона, гарантирующего безопасность продукции, введя запрет на использование трансгенных семян с 2004 года. А вот в Чили, к примеру, существует только запрет в отношении ГМО-продукции, которая ввозится из других стран. Однако выращивание ГМО-растений, производство продукции с использованием ГМО на своей территории разрешается.
Одним из самых интересных примеров страны, где введен запрет на ГМО, является Япония. В 1996 году правительство Японии впервые одобрило коммерческое использование ГМ-культур, но потом практически сразу была начата кампания «Нет ГМО». С 2005 года движение по созданию зон, свободных от ГМО, в Японии стало общенациональным. В настоящее время более 5 тыс. га земли объявлены в Японии свободными от ГМО. Для того чтобы продукция в Японии была признана свободной от ГМО, содержание в ней ГМО должно быть ниже 5%.
Показателен и опыт некоторых стран Африки, в которых также введен полный запрет на ГМО. Несмотря на это, имеются «страны-диссиденты». Так в ЮАР и в Египте – самых больших по территории странах Африки – ГМО достаточно широко используется в пищевой продукции. В Алжире, к примеру, введен запрет на ввоз, распространение и продажу, а также использование ГМ-материалов начиная с декабря 2000 года. Ангола ввела запрет на импорт, а также использование ГМ-продукции, за исключением молотого зерна, начиная с 2004 года. Бенин ввел мораторий на импорт, продажу, а также использование ГМО и продукции с содержанием ГМО с 2002 года.
Вообще, когда начинаешь изучать опыт зарубежных стран по выращиванию и производству ГМО-продукции, начинаешь понимать, что активное распространение ГМО не является уж настолько экономически обусловленным фактором, а скорее носит политический оттенок. Получается, что достаточно много стран не пускают к себе на рынок генномодифицированные продукты, руководствуясь прежде всего тем, что нельзя экспериментировать над здоровьем нации в угоду либерализации рынков для транснациональных компаний с агрессивной политикой и явной поддержкой заинтересованных третьих государств, понимая, что без здорового общества невозможно обеспечение национальных интересов.
Сегодня одним из наиболее эффективных способов контроля за ГМО-технологиями и теми рисками, которые они потенциально несут в себе, является создание национальной научной базы, проведение мониторинга и совершенствование методик лабораторного контроля, позволяющих провести надлежащую оценку рисков и хеджирование на ранней стадии обнаружения такого риска, не допуская негативного влияния на человека, животных и окружающую среду, а также возможных экономических последствий от использования ГМО. Так, на национальном уровне в ряде стран такие исследования проводятся уже давно. В Польше, например, несколько исследовательских институтов проводят изучение ГМО, которое состоит из теоретического научного исследования, разведения растений и проведения экспериментов по изучению влияния ГМ-видов на окружающую среду. В Швейцарии начиная с 2007 года правительство профинансировало 30 проектов с целью изучения рисков и вреда от ГМО. Результаты таких исследований неоднозначны, что косвенно также доказывает, что последствия использования ГМО до конца еще не изучены и делать однозначные выводы еще рано, но предосторожность в этом вопросе явно не помешает, так как на кону здоровье и благосостояние целой нации.
В конце XX века в мире произошли коренные изменения в сфере пищевой безопасности: в 1983 году в США были зарегистрированы первые ГМ-растения. В девяностых годах к моменту массового ввоза импортных продуктов на территорию России и поступления ГМ-продукции в продажу на российский рынок законодательной базы, которая бы полностью регулировала вопросы распространения ГМО, разработано не было.
По итогам совещания Совета Безопасности Российской Федерации «О состоянии и проблемах обеспечения национальной безопасности в связи с использованием генетически модифицированных организмов» от 12 февраля 2014 года № ПР-285 в России намечена цель по созданию зон, свободных от ГМО, для продвижения российской экологически чистой сельскохозяйственной и пищевой продукции на мировой рынок. Кроме того, до 1 июля 2017 года введен мораторий на постановление Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2013 года № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы», которое легализует разведение и выращивание на территории Российской Федерации модифицированных растений и животных, а также микроорганизмов для сельскохозяйственного назначения. Продление моратория на выращивание ГМО позволит избежать возможных рисков и произвести исследования в отношении негативного влияния ГМО на человека, животных и окружающую среду.
В отношении существующей системы регулирования ГМО следует отметить, что Российская Федерация является членом Таможенного союза, в рамках которого регулирование ГМ-продукции происходит посредством принятия наднациональных технических регламентов. В национальном российском законодательстве регулирование ГМО осуществляется посредством законов и подзаконных актов, среди которых основным законом можно назвать Федеральный закон от 05.07.1996 № 86-ФЗ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности».
На территории Российской Федерации действует запрет на производство ГМО. Однако каких-либо ограничений на продажу ГМ-продукции не устанавливается: производители могут добавлять в свою продукцию ГМ-компоненты, ввозимые из других стран, без каких-либо ограничений. В Таможенном союзе действует требование об обязательной маркировке ГМО. Если в продукте питания содержание ГМО составляет 0,9% и более, производитель обязан предупредить об этом покупателей посредством нанесения на продукт маркировки, содержащей сведения о том, что в составе продукта имеется ГМО, но количество, в котором такое ГМО содержится, производитель указывать не обязан. Также пока нет требований относительно максимально допустимого содержания ГМО в продукции, реализуемой на российском рынке.
Все генномодифицированные организмы в Российской Федерации подлежат обязательной государственной регистрации. На настоящий момент в России зарегистрировано 22 вида ГМО. При производстве пищевой продукции из сырья, полученного из ГМО, должны использоваться линии ГМО, прошедшие государственную регистрацию. В некоторых технических регламентах Таможенного союза предусмотрен полный запрет на добавление ГМО при производстве пищевой продукции для детского питания, беременных и кормящих женщин и соковой продукции из фруктов и овощей для детского питания, но список явно требует добавления.
В настоящее время рассматривается вопрос ужесточения уголовной и административной ответственности за вред, который может быть причинен при использовании ГМО. В связи с тем, что при использовании ГМО существует потенциальный риск нанесения вреда здоровью и безопасности человеку, рассматривается вопрос о включении в часть 3 статьи 205 Уголовного кодекса РФ положения об ответственности в случае причинения вреда работникам предприятий, населению и окружающей среде. Кроме этого, предлагается рассмотреть вопрос о введении ответственности за вред, причиненный физическими лицами, в Кодекс РФ об административных правонарушениях, а юридическими лицами – в Уголовный кодекс РФ. Кроме того, необходимо установить повышенную ответственность за маркировку продуктов питания, содержащую недостоверную информацию о наличии в них ГМО.
Помимо этого, на территории России требуется создать систему контроля наподобие существующей в странах, свободных от ГМО, таких как Австрия, Франция, Греция, Болгария, Германия, Люксембург, Польша и др. В частности, необходимо усилить трансграничный контроль сельхозпродукции, создать специальную систему мониторинга, предназначенную для обнаружения и изъятия запрещенных товаров животного и растительного происхождения, а также ввести единую на территории ТС систему регистрации продукции.
Также, руководствуясь опытом зарубежных стран, например, таких как Швейцария, Франция, Польша, следует обратить внимание на создание сети национальных научно-исследовательских центров и системы лабораторного контроля, которые комплексно смогут оценить влияние ГМ-технологий на человека и окружающую среду.
Важно отметить, что Российская Федерация в 1995 году ратифицировала Конвенцию ООН о биологическом разнообразии 1992 года, основная цель которой заключается в сохранении биологического разнообразия, устойчивом использовании его компонентов и совместном получении на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов. 29 января 2000 года к данной Конвенции был принят Картахенский протокол по биобезопасности, который вступил в силу 11 сентября 2003 года. Протокол является уникальным документом, регулирующим международное перемещение ГМО. Цель Протокола заключается в содействии обеспечению надлежащего уровня защиты в области безопасной передачи, обработки и использования живых измененных организмов, являющихся результатом применения современных биотехнологий и способных оказать неблагоприятное воздействие на сохранение и устойчивое использование биоразнообразия, с учетом рисков для здоровья человека, а также трансграничного перемещения. Картахенский протокол по биобезопасности не подписан и не ратифицирован Россией до сих пор, хотя она участвовала в подготовке его проекта и обсуждении. На настоящий момент его подписали 167 стран, включая страны ЕС, большинство африканских, азиатских и латиноамериканских стран. В связи со значимостью данного Протокола представляется целесообразным начать работу по присоединению к нему Российской Федерации.
Введение в 1998 году моратория ЕС в отношении биотехнологических продуктов США, Канады и Аргентины стало первым шагом на пути попытки урегулирования оборота ГМ-продукции на международном уровне, и в частности в Органе по разрешению споров ВТО.
Несмотря на принятие Картахенского протокола по биологическому разнообразию, не все государства прошли процедуру ратификации, что затруднило его применение.
Зарубежный опыт, в частности ЕС, показателен для последующего внесения изменений в нормативно-правовые акты РФ.
Свободное передвижение безопасных и полезных для здоровья продуктов питания и кормов провозглашается в качестве одного из важнейших аспектов функционирования внутреннего рынка ЕС.
Несмотря на то что в РФ безопасность граждан и окружающей среды в области генно-инженерной деятельности заявлена в качестве одного из направлений и принципов государственного регулирования, на данный момент отсутствует необходимая законодательная база. В частности, целесообразно предусмотреть правовую дефиницию в отношении генетически модифицированных продуктов питания и кормов.
Последние европейские тенденции получили нормативное развитие начиная с 2010 года. Совет ЕС по окружающей среде рассматривает возможность государств-членов на национальном уровне ограничивать или запрещать культивирование ГМО, разрешенных на уровне ЕС, на части или всей своей территории.
Отдельного внимания заслуживает принцип предосторожности ЕС – в случаях, когда установлена возможность вредного воздействия на здоровье людей, но научными данными это не подтверждается, государством могут быть предприняты соответствующие меры для обеспечения высокого уровня защиты здоровья до поступления дальнейшей научной информации.
Осуществление генно-инженерной деятельности в РФ в отсутствие данного принципа не сможет обеспечить развитие полноценного подхода для защиты здоровья людей и окружающей среды.
Немаловажным является и создание зон, свободных от ГМО. На данный момент на территории Европейского союза более 160 регионов, а также тысячи фермерских хозяйств объявили себя свободными от ГМО. Правовой основой послужили декларации фермеров, местных властей, организаций или сообществ.
Государственное регулирование стран – членов ВТО, затрагивающее торговлю ГМ-культурами и продуктами питания, не должно противоречить в первую очередь Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) ВТО, Соглашению по применению санитарных и фитосанитарных мер (СФС-Соглашение) и Соглашению по техническим барьерам в торговле (Соглашение по ТБТ), согласно обязательствам стран-членов по гармонизации своего законодательства в соответствии с международными стандартами «трех сестер» (OIE, IPPC, CodexAlimentarius). Однако данные соглашения были приняты прежде, чем ГМ-технологии получили широкое распространение в XX веке. На деле это стало причиной отсутствия единой и согласованной позиции между всеми странами – членами ВТО и разделило их на сторонников и противников ГМО. Как следствие, отсутствует какой-либо единый подход по нормативному регулированию рынка ГМ-продукции в рамках ВТО.
В результате конфликта подходов арбитражная система урегулирования споров ВТО является основным международным органом для решения подобных конфликтов при торговле ГМ-продукцией с публично-правовой точки зрения. Дело EU-Biotech, в котором США оспаривали фактический мораторий, введенный ЕС в отношении ввоза ГМ-продукции на территорию ЕС, пожалуй, является одним из самых громких дел, рассмотренных в рамках ВТО, – продолжает Ярослав Федосов. – В ходе рассмотрения дела судом ВТО было вынесено решение о несоответствии моратория ЕС международным стандартам и принципам ввиду неспособности ЕС научно доказать явную вредность ГМ-продукции для жизни и здоровья человека и животных, хотя, как известно, для полноценного научного заключения по данному вопросу нужно больше времени.
США, являясь крупнейшим производителем и экспортером ГМ-продукции и семян, активно лоббируют свои интересы в международных организациях, в том числе и в ВТО, оказывая как политическое, так и экономическое давление. Последнее осуществляется посредством транснациональных компаний с агрессивной политикой экспансии иностранных рынков, например, таких как американская корпорация «Monsanto», доходы которой сопоставимы с ВВП некоторых развивающихся стран мира.
Для агропродовольственного сектора США характерно применение общего нормативного подхода к безопасности всех типов продукции, то есть отсутствие каких-либо специальных стандартов и нормативно-правовых актов, регулирующих только рынок ГМ-продукции. Нормативно-правовое регулирование ГМО осуществляется в зависимости от вида организмов и подразделяется на регулирование генномодифицированных животных, растений, пестицидов, микроорганизмов, готовой продукции.
При этом ведомства США, осуществляющие регулирование в сфере сельского хозяйства, придерживаются позиции, что продукты биотехнологий принципиально не отличаются от обычных продуктов и нормативное регулирование в отношении продукта биотехнологии (как и традиционных продуктов) должно быть основано на цели его применения. Это следствие лоббистской практики крупных транснациональных корпораций, таких как «Monsanto», влияющих на процесс регулирования рынка ГМ-продукции. Но «Monsanto» контролирует не только нормотворцев, но и обычных фермеров, буквально вынуждая их под страхом судебных исков и последующего банкротства высаживать у себя на участках ГМ-семена. Имея за собой мощную поддержу в лице судебных и исполнительных государственных органов, «Monsanto» изменила правила игры, добившись того, чтобы фермеры отдавали излишки ГМ-семян после сбора урожая, поскольку такие семена приравниваются к интеллектуальной собственности и защищены от копирования, как официальные CD- или DVD-диски, в повседневной жизни. Причем сбор этих семян осуществляет специальная служба «MonsantoPolice».
Очень важно отметить, что вещества, добавляемые в продукты питания в США, можно разделить на две категории: пищевые добавки и вещества, которые «по общему правилу признаются безопасными» (концепция GRAS – generallyrecognizedassafe). Пищевые добавки перед допуском на рынок должны быть предварительно досмотрены и признаны безопасными, что определяется как «обоснованная уверенность в отсутствии вреда... от намеченного применения добавки». Если пищевая добавка считается небезопасной, пища, содержащая добавку, считается не пригодной для употребления и не может быть реализована на рынке. Однако если вещество, добавляемое в пищу, «по общему правилу признано безопасным» (GRAS), то оно не считается пищевой добавкой и предварительного разрешения для допуска к продаже не требуется. ГМ-продукция подпадает под категорию GRAS, что означает лишь уведомительный порядок размещения продукции на рынке.
Если говорить о ГМ-семенах, то для получения разрешения на введение их в окружающую среду заинтересованное лицо обязано подать специальное заявление (уведомление), содержащее всю научную информацию, а также результаты полевых испытаний ГМ-семян с целью изучения представленной информации компетентными в своей области ведомствами. По результатам рассмотрения такого заявления может быть вынесено решение о «нерегулируемом статусе» (т. е. об отсутствии необходимости в получении дополнительного разрешения) или о необходимости в получении официального разрешения, в котором могут быть предусмотрены дополнительные обязательства.
Что касается Европейского союза, то там регулирование рынка ГМ-продукции более детализировано и отличается большей жесткостью по отношению к производителю.
К примеру, предусматривается обязательная дорыночная научная оценка безопасности продукции, содержащей ГМО, причем подобная научная оценка должна следовать после решения об управлении рисками, принятого ЕС, в соответствии с регулятивной процедурой, гарантирующей тесное сотрудничество Европейской комиссии и государств – членов ЕС. В дополнение к этому ведется Реестр генетически модифицированных продуктов питания и кормов Европейского сообщества, открытый для публичного доступа.
Немаловажным аспектом, подчеркивающим различность подходов по регулированию ГМ-продукции в США и ЕС, является вопрос маркировки. Если в США требование маркировки ГМ-содержащей продукции отсутствует полностью, то в ЕС такая маркировка обязательна и распространяется на продукты питания, которые: а) состоят или содержат ГМО; б) произведены из ГМО или содержат ингредиенты, произведенные из ГМО.
Общей тенденцией для США и Европейского союза является стремление к созданию зон, свободных от ГМО. На уровне штатов США предпринимаются активные попытки проводить собственную политику в области регулирования ГМО, в том числе и в области маркировки. На данный момент в трех штатах США (Мэн, Коннектикут и Вермонт) приняты законы об обязательной маркировке ГМ-продукции, несмотря на активное сопротивление «Monsanto» и судебный иск, поданный компанией против этих штатов.
Очевидно, что нам еще предстоит долгий и сложный путь по созданию своей развитой правовой системы регулирования ГМ-рынка с учетом наших международных обязательств, конъюнктуры современной экономики и национальных интересов. Важно отметить, что в первую очередь активная гражданская позиция потребителя, каждого фермера, сельхозпроизводителя, гражданина нашей большой страны в конечном счете сформирует всю систему.
Необходимо четко понимать, что именно осознанный выбор каждого человека, который начинается с уровня конституционного права по реализации суверенного выбора народа непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления, а заканчивается на уровне каждодневного выбора конкретного товара на полке магазина или супермаркета, и именно этот выбор предопределит нашу общую судьбу и экологическую судьбу всей планеты. И такой выбор производители и потребители уже сделали во многих развитых странах, и направлен он на создание зон, свободных от ГМО.

 
Материал подготовлен отделом международно-правового взаимодействия в системе ВТО и других международных организаций ФГБУ «ВГНКИ».

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика