ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

Иногда лучше жевать
 
Грозит ли «цифровое рабство» Челябинской области?

 
Думаю, что прошлое государство на меня не обидится за раскрытие некой тайны, тем более, что и тайны особой в этом не было. Будучи членом Совета редакторов Министерства радиопромышленности СССР, мне пришлось принимать участие в разработке системы воздействия на рабочих промышленных предприятий с помощью различных радиочастот. Не вдаваясь в технические возможности, речь шла о том, чтобы радиосигналами определённой частоты побуждать работников на более интенсивный труд в рабочее время и другими сигналами дать организму человека импульсы качественного отдыха в обеденный перерыв или в 15-минутки непрерывного или шумного производства. Формально это выглядело так: человек просто слушает музыку, радиопередачи, а ему параллельно транслируются спецсигналы релаксации или бодрости.
Это была интересная идея повышения производительности труда. Она не казалась античеловеческой. Скорее – наоборот, хотя и подразумевалось некое внешнее насилие над личностью.

 

Сейчас тревогу человечества вызывает его «цифровизация», которую уже окрестили «цифровым рабством». То есть, человек, получивший личный идентификационный QR-код будет отражён в информационном поле, начиная с рождения. Вся его жизнь в детском садике, в школе, в вузе будет отслеживаться и анализироваться, в зависимости от этого он будет получать некий «гражданственный рейтинг», влияющий на его будущие должности, зарплаты и т.д. Так с помощью «цифры» мы придём к некому справедливому распределению: от каждого по способности, каждому – по потребности. Все эти способности и потребности для каждого просчитает ЭВМ.
Человек окажется в своего рода концентрационном лагере, где решётки виртуальные, но крепче железных. Сбежать оттуда можно будет, только умерев.

 
В Москве уже готовят кур-коды для контроля режима самоизоляции. В Китае уже ввели ранжирование граждан по важности для общества. Так что, это не фантастика.
Закодировать всех россиян курами – задача ближайшего времени. Но, чья это задача и в чьих руках окажутся информационные данные?

 
А главное – готово ли общество к такому повороту событий? Под словом «общество» надо понимать, в том числе, и «тюремщиков», и «контингент».

 
Я не для красного словца начал разговор со времён СССР: коммунисты чётко умели ориентировать свою идеологию. Проще говоря, знали, чего хотят и под это выстраивали все средства воздействия на аудиторию.

 
Как-то губернатор Челябинской области Пётр Сумин сказал мне: «Помоги парню». Имелась ввиду идеологическая поддержка молодого предпринимателя на горняцком поприще Константина Струкова. Он уже показал себя опытным организатором горного дела, вытащив из руин «Южуралзолото». И вот губернатор поручил ему сделать то же самое с госпредприятием «Челябинскуголь», обеспечивающим энергетическую безопасность региона.
Тогда стала выходить газета «Город Горняков», распространяемая в пяти городах области: Челябинск, Копейск, Коркино, Еманжелинск, Пласт. Там, где были шахтёрские коллективы.
- У меня 22 тысячи работников, как я могу говорить с каждым без газеты? – таким риторическим вопросом ответил как-то Струков на вопрос: нужно ли ему корпоративное средство массовой информации.

 
Именно такое понимание – для пользы дела - необходимости воздействия на определённые слои населения было тогда в ходу у власти и его «идеологического цеха».
Времена изменились. Был Сумин, стал Текслер. Того называли государственником, этого – технократом (хотя, по слухам, ему это не нравится). Как эти изменения выглядят на практике?

 
Современные руководители воспринимают СМИ как данность: ну, идёт дождик и идёт, губернатор им управлять не может. Зонтик подержать, крышу подлатать, конечно, можно, но дождь – он сам собой. Он - неуправляем.
То есть, информационная обработка населения идёт просто так, как получится. Кто-то что-то там пишет, транслирует, чиновник это привычно финансирует и только-то. Идёт заполнение эфирной пустоты трескучей… пустотой.

 
Именно поэтому в прогубернаторских (оплачиваемых из областного бюджета) СМИ появляются такие, например, заголовки: «Челябинский экономист призывает власти не совершать итальянских ошибок». Читатель должен понять, что власть у нас недалёкая в умственном плане, а проще говоря, тупая, как итальянская, но есть некий умный человек, способный научить их, дураков. Журналисты тут выступают в роли глубокомысленного жюри.
Или, не понятно, зачем растиражировано «признание» Текслера о том, что он обращался к местным олигархам за помощью в борьбе с коронавирусом, но они его, мягко говоря, далеко не поддержали. Единственным взносом в Фонд борьбы с пандемией оказался вклад месячной зарплаты самого губернатора.
В одной рекламе верно говорилось, что иногда лучше жевать, чем говорить. Вот такая ситуация на информационном поле сложилась и в Челябинской области.
То есть, власть не видит глубинного смысла воздействия на население. Не видит самого населения. Не понимает роли людей в жизни региона. Парадоксально, но это так.
И люди не понимают. Они пытаются достучаться до высшей власти, но упираются в глухую стену чиновничьих отписок.

 
Не имея диалога с властью, общественность выстраивает собственный монолог, имеющий далеко не комплементарные оценки деятельности этой власти. И тут местная тематика переплетается с федеральной, с международной, выдавая гремучий салат конспирологических идей.

 
К примеру, челябинские участники соцсетей активно обсуждают покупку государством акций Сбербанка, который всегда ассоциировался как государственный банк. Потому общественность здесь видит некое лукавство, мошенничество. Не имея достаточной информации, обыватель не понимает, что Правительство России тем самым уводит самую большую в стране базу данных россиян из-под единоличного контроля Германа Грефа, являющегося ярым сторонником тотальной цифровизации населения страны. Иначе говоря, информация о гражданах, сосредоточенная на ресурсах корпорации «Сбер», находится теперь не в коммерческих руках, а в руках государства.
Вы знаете, что ресурсы этой крупнейшей «сберегательной» компании имеют данные не только о личных счетах граждан, но и об их имуществе, и об образовательных делах молодёжи, и о многом другом. Но не знаете, для чего это нужно сосредоточить в одних руках. И не узнаете. Впрочем, если говорить о челябинцах, не узнают они о многом, о чём должны были бы рассказать средства массовой информации.

 
Ну, например, что делать в карантинный период, когда не работают многие магазины и фирмы, а у вас сорвало водопроводный кран и горячая вода хлещет до потолка? Таких бытовых проблем у людей возникает много и по разным поводам, а «куды бечь» - не понятно. Такую информацию можно получить только по радио сарафанному. «Одна баба сказала».

 
Иначе говоря, в Челябинской области нет идеологии цифровизации. Но нет и технической возможности для этого. Образовательный ресурс «Сетевой город» рухнул, когда все школьники Челябинска разом сели за удалённые парты. Только, после того, как школяры поняли, что тут не надо, как на урок приходить всем в одно время, «электронный учитель» как-то потихоньку задышал.

 
Года два назад руководитель «НПО Лавочкина», наш земляк Сергей Лемешевский намеревался запустить на орбиту Земли около 700 спутников, которые дадут уверенный приём интернета в любой точке страны. Но он был арестован (как и другие его коллеги по космической отрасли) и работа прекратилась. А Илон Маск пообещал для тех же целей запустить 2600 спутников. И, скорее всего, он это сделает.
В чьих руках окажется контроль за большими базами данных?
Впрочем, это уже совсем другая история….
Или – та же?

 

Владислав ПИСАНОВ