ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 




Как Путин Дубровского замещал

Такое впечатление, что губернатор Челябинской области спит на работе, а его вопросы решает Президент….


С самого начала ликвидации последствий Магнитогорской трагедии губернатор Челябинской области, сам магнитогорец, вёл себя как-то странно, словно не понимая, что надо, действительно, помогать людям, а не слоняться без дела возле взорванного дома.


Борис Дубровский не мог связать финансовые потоки и количество пострадавших, бюджетное финансирование и добровольную помощь. Цифры всё время «плавали», а глава региона «руководил работой оперативного штаба». Хотя это и не его забота: вести спасательные операции. Его забота – люди. Но он в это, как говорится, не врубается.


Прилетел президент Путин, сразу пошёл в больницы, к людям. Сразу сказал, что выплаты в 50-100 тысяч рублей пострадавшим, как то предлагал губернатор, - чепуха, нужно помогать по полной программе: купить людям жильё, мебель, одежду, помочь с лечением и психологической реабилитацией.


Ясно сказал Президент. Но губернатор, похоже, снова не поверил в его искренность и начал «прилаживать» озвученные главой государства цифры к своему пониманию, не позволяя «плясать на костях» в пользу сберегаемых денег.


Всё время талдыча, что «люди – это главное», Дубровский так и не проникся этой фразой, написанной ему имиджмейкерами. Он всё думает, что это – для красоты, а на самом деле люди – пустой звук, не стоят его внимания.


И вот опять совещание у Путина.


От главы МЧС России Евгения Зиничева, а нет от местного руководителя мы узнаём точные цифры: пострадали 52 квартиры, в которых проживал 131 человек. 25 квартир полностью разрушены. В них проживало 45 человек, из них 39 погибли…. На базе общежития Магнитогорского госуниверситета и гостиницы «Сильвер Сити» временно размещены восемь семей, 15 человек, в том числе двое детей.


Именно Зиничев, а не Дубровский докладывают Президенту, что «Правительству Челябинской области из Резервного фонда Правительства Российской Федерации выделены средства в размере 65 миллионов рублей, из которых 46 миллионов рублей выплачены, в том числе 28 миллионов рублей членам семей 28 погибших граждан (в размере 1 миллиона рублей на каждого погибшего в равных долях каждому члену семьи). По остальным 11 погибшим данные выплаты будут доведены после установления местонахождения родственников и определения степени родства. Выплаты шести гражданам, получившим вред здоровью, будут произведены после завершения мероприятий судебно-медицинской экспертизы.


Правительству Челябинской области из Резервного фонда Правительства также выделены средства в размере до 147 миллионов рублей для обеспечения граждан жилыми помещениями, из которых более 133 миллионов перечислены в бюджет Челябинской области, остальные 14 миллионов (это по восьми квартирам, не установлены собственники) – пока этот вопрос подвис». Далее Зиничев добавляет: «И из Резервного фонда правительства Челябинской области спланированы компенсационные выплаты пострадавшим гражданам и членам семей на общую сумму 93 миллиона рублей».


В ответ Дубровский рассыпался в благодарностях. Можно посмотреть, с какой неохотой и даже брезгливостью слушал Путин это подобострастное излияние «за ваше внимание, за поддержку, которую мы испытывали буквально с первых минут этой трагедии». Потом выдал фирменный перл: «Сейчас самая главная задача – это обеспечение квартирами семей потерявших квартиры». Поведал, что речь идёт о 104 квартирах в двух подъездах, на которые и «выделены деньги в размере 147 миллионов рублей».


С гордостью говорит Борис Дубровский о том, что они «сформировали правила доведения этих ресурсов до граждан. Они следующие: мы предоставили человеку право выбрать квартиру: либо новую квартиру, либо вторичную, – и мы оплачиваем продавцу квартиры сумму в размере 31 725 рублей за квадратный метр утерянного жилья. Считаем, что это даёт наибольшую свободу для людей в выборе этого жилья, и, собственно, достаточно быстро все решения проходят…. Пока идут во вторичное жилье. Многие идут с увеличением квадратных метров, доплачивают до этих сумм, то есть практика началась».


Понимаете, что происходит? Людям поставлена максимальная сумма цены за квадратный метр жилплощади, исходя из практики вторичного рынка жилья. Они туда и идут. Но им ещё и созданы условия для того, чтобы… доплачивать! Молодец губернатор, он ещё и рынок жилья в Магнитогорске решил оживить. Кто же тогда тут на костях танцует?!


На голубом глазу он докладывает Президенту: «В остальных подъездах люди живут, экспертиза подтвердила безопасность проживания там».


Но Путин – не Дубровский. Он к совещаниям готовится и обстановку знает лучше, потому его решение было искренне человечным и по-государственному масштабным.


В. Путин: «Несмотря на то, что экспертиза показывает, что жить там можно, но трагедия большая – 39 погибших, я людей понимаю, которые живут в этом месте. Ясно, что это будет стоить каких-то денег, я думаю, что свыше миллиарда – 1 миллиард 300 миллионов по предварительным подсчётам. Нужно пойти навстречу людям и дом расселить целиком, всем предоставить жильё».


Смотрите: Президент чётко называет цифру, все данные у него есть.


И обратите внимание ещё на такой показательный нюанс: не губернатор хлопочет за своих людей, за свою малую Родину, а Президент ЗАСТАВЛЯЕТ его проявить такую заботу. Это – что-то запредельное, согласитесь.


Причём, Путин напирает: «Сделайте это в самые короткие сроки». И ещё раз подчёркивает: «Дом нужно расселить».


Стенограмма фиксирует: «Б.Дубровский: Команда понятна, будем её выполнять».


И после этого он возвращается в свой кабинет на Цвиллинга, 27. И, словно забывает указание главы государства, этак небрежно заявляет, что для расселения потребуется «календарный год». Нормально?


Он опять считает, что Путин чисто на камеру работает, а на самом деле ничего такого исполнять не нужно? Мол, чернь годик потерпит, а там, глядишь, само это время монетизируется.


Все мы помним, как по путинскому указанию из посёлка Роза в мгновение ока было переселено 1 565 семей или 3 683 человека из 548 жилых домов. А ведь там ничего не взрывалось, жили себе, не тужили. Борта Коркинского разреза и по сей день в том же состоянии, что и в 2012 году. Тогдашний губернатор, хоть начальство уважал, стремился продемонстрировать свою хватку, командирский талант. А нынешний, похоже, спит на рабочем месте. Ни люди, ни Президент ему не указ.


Тогда избиратель должен издать свой указ. Указать губернатору на дверь.


.