ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

Картина гарью

Кому нужен разрез под хвостом РМК - предстоит выяснить ФСБ, прокуратуре и учёным….

У Булгакова есть гениальная сцена, когда белогвардейский генерал Чернота говорит одному нехорошему человеку: я бы, мол, записался в Красную Армию, расстрелял бы тебя и обратно выписался». Такие же чувства возникают, когда видишь, что нынешние государственные чиновники и близкие к ним олигархи творят в стране, в Челябинской области. Например, когда знакомишься с так называемым Проектом ликвидации отработанной выработки угольного разреза «Коркинский».

Вообще-то данный документ следовало бы почитать начальнику регионального ФСБ Ю.С. Никитину, прокурору области А.Ф. Кондратьеву и, возможно, Савченко Е.Ю., министру общественной безопасности Челябинской области.

Смотрите, что происходит. Индустриальное сердце России – Челябинскую область руками финских финансистов выводят из процесса генерации электрической и тепловой энергии, создавая вместо государственной структуры «Челябэнерго» частный, да ещё и иностранный «Фортум». «Фортум», питающий военно-промышленный комплекс, включая ядерные объекты, постепенно отказывается от топлива, предоставляемого Челябинским угольным бассейном. Апофеоз – Челябинская угольная компания (ЧУК) заявила о своём банкротстве, свернуло производство. Таким образом, угледобывающая отрасль на Южном Урале уничтожена. Ещё раз: УНИЧТОЖЕНА.

Причём, упомянутый Проект однозначно говорит: на 01.01.2018г. запасы угля в Коркинском разрезе составляют 12,3 миллиона тонн. При мощностях ЧУК – работы на 10 лет. Но и это ещё не всё! Оказывается, общих разведанных запасов в районе ещё столько, что хватит и детям, и внукам, и правнукам – на 200-250 лет вперёд (222 миллиона тонн угля). Более того, шахта «Коркинская», как выясняется, вовсе не закрыта, она находится на консервации до января 2019 года и могла бы давать уголь, вновь создать рабочие места. А её сбойка с угольным разрезом - великолепная технологическая магистраль, дающая возможность эффективно сбрасывать шахтные воды, выдавать продукцию на-гора, выводить забалансовые руды и т.д. Но добывать-то теперь уже некому. Отрасль - уничтожена! И просто так, по щелчку пальцами, её не восстановишь. А ведь известно, что лишь тот достоин мира, кто готов к войне.

Вот, чем надо было бы заниматься государевым людям: спасением и поддержанием отрасли, обеспечивающей энергетическую безопасность региона. А они это важнейшее дело променяли на… на что? На каприз частной фирмы, финансирующей зарубежные офшорные государства. Речь о Русской медной компании, решившей завалить разрез отходами добычи черновой меди. Для этого даже специальное предприятие пять лет назад создали: Томинский горно-обогатительный комбинат (ТоГОК).

Следует заметить: Коркинский разрез находится в уникальном месте, как говорят исследования, отражённые в Проекте. Это, так называемый Челябинский грабен, область схождения геологических пластов. Здесь сплелись мезозой и палеозой. В тектонической впадине, спрессовавшей угольные пласты, есть и древнейшие вулканические породы, песчаники, сланцы…. Здесь коркинские школьники находили зубы древних акул… Уникальное место в научном и образовательном смысле, да и туристы бы при умном подходе сюда толпами бы валили, но… мы отвлеклись. Начали ведь говорить о безопасности.

Сейчас Челябинск с прилегающей южной (юго-западной и юго-восточной) агломерацией пьют воду из Шершнёвского водохранилища. Но, давайте представим, что прудок (площадью 400 га) будущего Томинского ГОКа прорвёт, и химические отходы хлынут в Шершни…. Не можете себе этого представить? Ну, ладно. Возможно, реальнее картина просачивания химии из отходов ГОКа в подземные реки-ручейки, текущие через Коркинский разрез? Тоже слабо представляется? А террориста с ядовитой капсулой можете? А метеорит с неизвестными бактериями?

Иначе говоря, единственный источник питьевой воды беззащитен. Любое его отравление грозит Челябинску и его окрестностям большой бедой. В этом случае нужен альтернативный вариант водоснабжения.

Проект же показывает, что вода в Коркинском разрезе, а, значит, во всей гидросистеме, смыкающейся в данном месте – «природного фона», с нулевой радиоактивностью. Иначе говоря – хорошая, пока ещё не заражена. Есть некоторая минерализация, солевые вкрапления, но весьма не значительные, а, может, ещё и полезные. Этого, никто не изучал.

Факт тот, что до середины 60-х годов прошлого века водоснабжение района производилось именно из местных источников. Потом только населённые пункты переключили к единой Шершнёвской ветке. Но деревни и садовые товарищества так и продолжают пользоваться природным местным подземным источником. И именно этот водный бассейн можно считать резервным для Челябинска в случае чрезвычайной ситуации (военной, природной или техногенной).

Так вот, эти резервные источники теперь придумали отравить отходами Томинского ГОКа.

Более того, подземные воды от самой большой ямы европейского континента текут по маршруту: Миасс-Исеть-Тобол-Иртыш-Обь. Иначе говоря – конечная точка текучей отравы – Северный ледовитый океан. Мировой водоём. Мало России щелбанов наколотили за рутений и прочие химические выкрутасы? Ещё решили гнилой водой человечество позлить? Да и самим-то такое пить, наверное, не хотелось бы….

Ведь первыми-то «медный коктейль» попробуют именно челябинцы. Геологический наклон идёт от Коркинского разреза как раз в сторону Томинского ГОКа и Шершней. Это выводы, зафиксированные в Проекте. Никаких фантазий или домыслов. Кстати, попутно с Миассом «исправленную» воду получат реки Чумляк и Каменка. Это так, населению для сведения. Когда на соседнем, Березняковском ГОКе коровы и овцы, попившие из ручья, передохли, тоже все доказывали, что отходы чистые и безвредные.

Проект выдал тайну РМК. Те всегда говорили, что отходы – это сухой песочек. А Проект утверждает: суспензия с «гуляющим» содержанием влаги.

Да, в Проекте указывается, что отходы эти, хвосты обогащения Томинского ГОКа, относятся к 5-му классу опасности. Как сказано: «практически неопасные». Такая милая оговорочка. Но, может, в объёмах полмиллиарда тонн – опасность всё же есть? И потом, по той же таблице классификации фильтровальная ткань при флотационном обогащении медной руды имеет уже 4-й класс опасности. Получается, что отходы сами по себе не так уж безвредны. Только после скрупулёзной очистки они как бы «практически безопасны». А, если очистка не так уж и педантична? Да и вообще, кто знает, чего насыпят зарубежные химики в реагент Magnafloc, применяемый для флотации. Это – секрет их фирмы.

Альтернативные же научные исследования доказывают, что Томинский ГОК даст населению и Природе вообще всю гамму вредных веществ, ведущих к гибели всё живое.

Проект, созданный по заказу РМК, об этом, конечно, просто умалчивает.

Но он говорит о другом. О том, что заявленная РМК «спасительная миссия» – полная туфта.

Ещё в губернаторство Михаила Юревича началась кампания по обвинению Коркинского разреза в неблагоприятной атмосфере областного центра. Якобы эндогенные возгорания, происходящие в глубинных угольных пластах, дают столько дыма, что он, пролетая 30 км, негативно влияет на воздух Челябинска. И якобы хвостами ТоГОКа эти дымы можно сбить, загасить.

Проект указывает, что пожары эти идут на разных глубинах: от 40 до 140 метров, на разных бортах. Но «по степени газохимической опасности территория классифицируется как безопасная» (лист 98 Проекта). Утверждается, что «в приземном слое атмосферы превышений ПДК не наблюдается», снег – также в пределах нормы: «уровень загрязнения снегового покрова – низкий».

Даже за деньги врать трудно. Честно указывается, что лишь в районе участка расположения промышленной и селитебной (жилищной) застройки пылевая нагрузка в 3-37 раз превышает фоновую и достигает 169 кг в сутки на кв. км. Указывается, что в основном, это в районе Коркинского электровозо-вагоноремонтного завода и… при работе Коркинского разреза. Но, напомним, в разрезе работы остановлены с прошлого года. Но и тогда, судя по выводам составителей Проекта, «мощность локальных зон аэрогенного загрязнения оканчивается 2 км». Иначе говоря, что вылетало из карьера, тут же и оседало. Куда уж там 30 км пролететь и на Челябинск опуститься. Это только информационные утки так летать могут.

И, вот ещё что: чтобы негативное воздействие Коркинского разреза на окружающую среду нивелировать вовсе, Проект предлагает все-то создать вокруг него 150-метровую санитарно-защитную зону. Деревья посадить, парк сделать. Решение очень простое и эффективное.

Техногенную нагрузку на Коркино никто ведь не отрицает. Отмечается, однако, что её определяет автотранспорт и девять крупных (не считая разреза) предприятий города, плюс несчитанные мелкие. Думается, забыли указать ещё горящую городскую свалку, для полноты картины гарью.

Ну, ладно, пожары таки есть. Лист 112 Проекта предлагает способы их локализации.

Первый – полив водой. Этот пункт заставил усомниться в компетентности составителей данного документа. Дело в том, что уголь в Коркинском разрезе горит не на поверхности, а в мезозойской глубине. Более того, он может гореть в 10 км от места выхода дыма. Просто по подземным путям заброшенных шахт ему проще всего выбираться наружу через открытый разрез. Тут уж лей-ни лей – толку мало. Если только хуже не будет. Ведь вода, как известно, несёт в себе молекулы воды и кислорода: как раз то, что нужно для интенсификации горения. Впрочем, что-то, возможно, локализуется.

Второй: прекращение доступа воздуха к очагу пожара. Это – грамотно. Причём, предлагается это делать, засыпая места задымления «инертными породами». Расшифровывается: те вскрышные породы, которые уже присутствуют в разрезе. И никаких отходов ТоГОКа не нужно! Считают, что один экскаватор Hyundai R520LC, оснащённый 3-кубовым ковшом с этим справится. Ну, бульдозер ему ещё поможет. Правда, перелопатить им надо будет порядка 2 миллионов кубометров породы, чтобы заглушить все возгорания.

Вывод же делается такой: «эндогенные пожары будут ликвидированы либо бетонированием, либо плотной засыпкой» /лист 118/. Никакие отходы Томинского ГОКа в решении данной проблемы не участвуют.

А участвуют отходы ТоГОКа лишь в рекультивации разреза в качестве «закладочного материала», которого нужно насыпать столько, что работы хватит до 2041 года. Иначе говоря, четверть века будет РМК валить в разрез свои хвосты, не мешая эндогенным пожарам, но отравляя водный бассейн. Причём, посчитано, что для полной засыпки ямы потребуется 400 лет. И всё это время пыль будет лететь. А, куда ей деться?!

Однако воздушному бассейну лихо достанется уже сейчас.

Проект отмечает, что при рекультивации Коркинского разреза окружающая среда получит автомобильные выхлопы, запылённость и иные попутные неприятности, типа сварочных дымов, испарений от заправки нефтепродуктами и проч.

Прогнозируется, что коркинцы получат 12 загрязняющих веществ: три – второго класса опасности; шесть – третьего, два – второго и одно – ОБУВ (ориентировочный безопасный уровень воздействия). Плюсом – три вещества комбинированного вредного воздействия. Конкретной расшифровки нет, но общее количество выбросов запланировано – 214 тонн в год. Как говорится, получите, распишитесь!

Да! Чуть не забыл! Проектанты пришли к выводу, что и рекультивировать-то Коркинский разрез совсем не обязательно. Лист 86 Проекта чётко указывает: «Территория отвалов не нуждается в специальных рекультивационных мероприятиях, способных дополнительно ускорить и повысить эффективность идущего естественного самозарастания». Дело в том, что больше половины разреза сама Природа уже рекультивировала. Помогли и биорекультивационные мероприятия 1976-1982 годов, когда высаживались на нерабочих бортах трава, кустарники и деревья. Сейчас там нет ни пожаров, ни пыли. Зато есть 248 видов и 158 родов растений. Есть даже уникальные для этих краёв.

Да и животный мир, хотя и бедный, но есть. И это отмечено в Проекте. Не отмечено лишь то, что, если тянуть трубы по бортам вокруг разреза, вся эта флора и фауна будут уничтожены. Сказано лишь, что потом, уже после демонтажа трубопровода, придётся вновь рекультивировать место его прохождения. А, надо ли?

Ради чего убивать то, что начало жить?

Ради чего рисковать безопасностью населения огромной территории, областного центра? Кто остановит развал экономики области и её природы? Кто прекратит психологическую и экологическую травлю людей?

Люди хотят знать ответы на эти вопросы.

Владислав ПИСАНОВ

.