ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

На чём летала Баба-Яга?

На многие размышления наводит таинственная строчка Пушкина: «Там ступа с Бабою-Ягой идёт, бредёт сама собой»….

У Александра Пушкина и намёка нет на то, что «самоходная» ступа – это своего рода «транспортное средство», на то, что это вообще – ёмкость.

Но сначала разберёмся с Ягой. Каких только домыслов и сплетен не наплели про неё! Действительно, всех вводит в заблуждение отдельное написание этих слов, связанных лишь дефисом. Это отголосок древнего словообразования, когда разные слова как бы склеивались, создавая новые смыслы. Если же, стряхнув словесную пыль веков с современного языка, присмотреться внимательно, то мы найдём немало этих самых «ягов»: коняга, коряга, парняга…. Заметьте: это уже не просто конь, а сильный, выносливый. Это не просто парень, - а самый крепкий, самый здоровый. Это не просто корневище, а самый узловатый, самый плотный корень. Из того же ряда и бродяга, к которому мы ещё вернёмся, и многие другие слова. В 20-е годы прошлого века, когда ваши прабабушки были молодыми, появилось даже слово, означающее человека, следующего в одежде яркому стилю, крикливой моде – стиляга. Как видим, современность пользуется древними инструментами образования слов до сих пор.

ЯГА – указание на сверхспособности, на суперсилу. К детальной расшифровке этого слова мы ещё вернёмся, она расскажет нам об очень многом.

Вот и сказочная бабушка не просто так погулять вышла. Мощная старуха, супер-бабка. Тем более, что у неё, как известно, костяная нога. А нога, понятное дело, ступает…. Ступает? Ступа…. Но ведь в ступе она летает? Совсем запутались…. Но давайте вспомним:

Тамступа с Бабою-Ягой

Идёт, бредёт сама собой

Возможно, А.С. Пушкин знал о путанице названий предметов и сознательно ввёл этот движущийся образ: ступа – ступает, бредёт. Именно ступа в повествовании поэта – главный герой, а Баба-Яга лишь рядом, с нею.

Исторический факт: одними из первых орудий труда были названные СТУПА и ПЕСТ. До нынешних пор известно, что ступа стоит неподвижно, а пест падает сверху, превращая зёрна в порошок. Но названия этих двух предметов по системе образования древнего языка должны быть другими, диаметрально противоположными. Достаём инструменты археолингвистики.

Что означает ПЕ в других словах? Назовём вещи из древнего быта: ПЕлёнка, ПЕлена, ПЕтля, ПЕна, ПЕсок, где ПЕ – то, что укрывает, сок – сочиться, ПЕщера – укрытие….

Или вот яркое слово: пенёк. ПЕ-НОКО. НОКО – это древнее наименование ног. Здесь ПЕ – это препятствие. В первобытные времена человек часто запинался, потому это отразилось в его речи.

Итак, мы выяснили, что ПЕ означает и препятствие, и укрытие.

Дело в том, что древние ощущали смысл «препятствия» не в узком понимании противодействия, а в широком, даже – позитивном, положительном: как препятствие каким-то плохим последствиям. Это может быть ограничение или - укрытие. У древнего человека мыслительный аппарат был ещё очень узок, потому в один освоенный термин он вкладывал много сходных, близких смыслов.

Вот пример: «берег», переведём его, используя методы археолингвистики. Здесь Б скрывает П, а звук Л превратился в Р. Но нас это не пугает, упростив звучание слова до первобытного, получим – ПЕ-ЛЕ-КО. По сути, это три слова: ПЕ - пелена, укрытие; ЛЕ – влажность, нечто льющееся, КО – направленность. Получается: сохранение текущего вдаль. Вот, что означает слово «берег». Но ведь очень близкий смысл сохранения мы видим в словах «беречь», «оберег»… А ЛЕКО со временем языке превратилось в «река». Древний язык был очень экономным, на одной языковой матрице создавал многие слова и понятия.

Смотрите: береста – ПЕ-ЛЕСТО – покров постоянный; ПЕро – тоже покрытие. Берлога – ПЕЛЕ-ЛОКО – укрытие зверя…. Нам не нужен немецкий медведь «бер» и русское «логово», чтобы образовать это слово, известное людям с доисторических времён, когда ещё не было ни немцев, ни русских, ни иных народов. Кстати, по-немецки «логово» - Höhle. Так что, к русскому медведю их «Bärenhöhle» не имеет никакого отношения.

Можно заметить, что и современная приставка «пере-» несёт эту функцию преодоления препятствия: перепрыгнуть; перескочить; перебежать; переделать…. Да и деление слов на слоги – наследие наших далёких предков.

Но мы так заболтались, что совсем забыли про наш трудолюбивый пестик. Как видим, все слова с ПЕ означают ограждение, защиту, препятствие, окружение, покрытие. По логике и слово ПЕСТ имеет то же значение. ПЕ – ограждение, СТ – стоящее. Ограждение от того, чтобы зерно не разлеталось, не рассыпалось. Иначе говоря, пест – это то, куда насыпают зерно! А не то, чем его толкут.

Чтобы растолочь зерно, надо взять некий твёрдый инструмент, который в руке человека вначале замирает, затем падает в одну «узкую» точку. Есть аналог этому понятию – слово СТУПАТЬ. Нога исполняет ту же функцию, у неё даже есть СТОПА. «СТУПАЙ!» - призыв стопе производить то же действие, что и ступа. Вот, где вылезает костяная нога. То есть, ступа – это не то, куда, а то, чем бьют! Раньше в деревнях даже играли костяными «кеглями», называя их… бабки.

Можно даже рот отрыть от удивления и… обнаружить там ЗУБЫ. Это – те же СТУПЫ, с той же функцией и того же звукового ряда. Именно они стали прародителями всех понятий со СТ. Понятий твёрдости, сомкнутости, твёрдого стояния на месте. Есть даже такой крепкий инструмент – зубило, железный «зуб», сделанный человеком. Попросите папу или преподавателя труда обучить вас технологии работы с зубилом, и сразу поймёте все его свойства, отражённые в самом названии. Но зубило работает как… пестик, а не как ступа. Согласитесь, что есть в этом некая загадка….

Итак, всё сказанное выше подтверждает, что ПЕСТ выполняет функцию СТУПЫ! Так и есть в некоторых языках Прибалтики: в пест насыпают зерно и толкут его ступкой. А в русском языке получилось наоборот! Такие вот странности длинного пути формирования речи.

Путаница произошла, возможно, ещё в доисторическом общеславянском языке. Она содержится во всех славянских языках. А вот в лексике литовского и латышского языков, как мы уже упомянули выше, ПЕСТ – стоящее, а СТУПА – падающее. Два первобытных слова говорят о многом: об общности и разобщённости языкового развития у разных народов.

По какой причине названия предметов сменились – гадать не станем.

Свою лепту в данную неразбериху внёс, возможно, и талантливый художник Иван Билибин, первым иллюстрируя пушкинскую сказку «Руслан и Людмила». Именно он в 1908 году задал образный мотив: баба-яга, летящая в ступе. И с той поры так и повелось. Хотя, следует заметить, сам Александр Сергеевич Пушкин такого не говорил.