ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

Наследие ГУЛАГА

Общественное расследование Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека…

Исправительная колония № 6 г. Копейска ГУФСИН России по Челябинской области содержит в заключении 1590 человек, в т.ч. осужденных по ст. 105 УК РФ (убийство) в колонии находится 547 человек, по ст. 228-1 УК РФ – 340 человек (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств). Колония является мужским исправительным учреждением строгого режима, предназначенным для отбывания наказания лицами, впервые осужденными за совершение особо тяжких преступлений.

 
24 ноября 2012 г. в ИК № 6 ГУ ФСИН России по Челябинской области началась массовая акция протеста осужденных. Она была приурочена к родительскому дню, когда в колонию прибыли родители многих осужденных. Началом акции стал выход ориентировочно 300 осужденных в т.н. режимный коридор. Затем группа осужденных заняла технологическую вышку для загрузки опилок и крышу одного из жилых корпусов, подняв самодельные транспаранты с надписями «Администрация вымогает $», «Пытают!», «Люди, помогите!», «Нас 1500 человек».

К вечеру к колонии прибыли специальные подразделения ГУ ФСИН по Челябинской области и ОМОН. Спецназ ГУ ФСИН для пресечения акции протеста осужденных фактически не использовался, а ОМОН обеспечил охрану колонии по внешнему периметру. В ночь с 24 на 25 ноября 2012 г. группа родственников осужденных перебросили несколько мобильных телефонов на территорию колонии. В связи с этим по решению оперативного штаба бойцам ОМОН была поставлена задача освободить от гражданских лиц 50-метровую зону, прилегающую к забору колонии и являющуюся режимной территорией. При выполнении этой задачи бойцы ОМОНа не избирательно применяли физическую силу и спецсредства без предусмотренного законом предварительного предупреждения граждан (п. 1 ст. 19 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»).

Членам президентского Совета осужденный Н. в своем объяснении показал следующее:

Попав в копейскую ФКУ ИК-6, Н. был определен в отряд № 2 «Адаптация». Режим дня: осужденных поднимают около 5:00-5:30 утра, затем выводят из отряда на плац. Лишь дважды до отбоя у них есть небольшие перерывы на еду и туалет. На то, чтобы справить естественные нужды, осужденным даётся ничтожно короткое время, а полноценно это сделать можно лишь после отбоя, в ночное время.

19 ноября 2012 года, стоя утром на плаце, осужденные Н. и А. стали требовать вызвать старшину, так как после вчерашней уборки снега их одежда еще не просохла. Пришедший старшина вместо того, чтобы разрешить им просушить одежду, повёл их в штаб «воспитывать». Там их развели по разным кабинетам. Сотрудники оперативного отдела поставили Н. лицом к стене и заставили максимально широко расставить ноги. Затем начали ему наносить удары по телу и ногам, чтобы тот их не сдвигал из положения, которое было первоначально («растяжка»). Закончив «воспитание», заключенных увели обратно в отряд. По словам Н., осужденный А. после вышел из кабинета «весь в слезах», а на теле самого Н. образовались телесные повреждения. Кровоподтеки на ногах видны до сих пор (есть фото), но фиксировать их никто в учреждении не стал.

Осужденный Х. сообщил, что за жалобы и отказ от работы по переработке шприцев его по 8 раз выводили в оперативный отдел и били; после обращения в прокуратуру прибыл ее представитель и сказал, что лучше ему смириться. В его избиении принимали участие сотрудники ИК-6 П., А., Е. После «разъяснений» указанных лиц Х. написал, что у него все хорошо.

Во время проверки осужденных выгоняют на мороз при температуре минус 30 градусов и ниже. Иногда неработающие осужденные стоят до 5 часов. Осужденные из 2-го отряда («адаптация») могут стоять в течение дня.

Распространенной практикой «воспитания» строптивых осужденных было привязывание их скотчем к решеткам в подвешенном положении и оставление их в таком виде на сутки и более.

Так, опрошенный членами Рабочей группы осужденный Л. пояснил:

28 апреля 2012 года Л. был подвергнут пыткам в ШИЗО ФКУ ИК-6. Сотрудники администрации зашли к нему в камеру ШИЗО после отбоя и потребовали пройти с ними. После его отказа они попытались его вытащить принудительно, но Л. оказал сопротивление. Не сумев с ним справиться, сотрудники вытравили его из камеры при помощи перцовых баллончиков и затащили в медицинский кабинет ШИЗО.

Там его привязали скотчем за руки и ноги к решетке, надели на голову ведро и травили перцовым баллончиком около 16 часов, до вечера следующего дня, мотивируя это тем, что он пишет много жалоб на условия содержания. В результате, руки Л. опухли и затекли, отёк не сходил несколько месяцев.

Осужденный Т. сообщил членам Рабочей группы следующее.

12 июля 2012 года, когда Т. находился в ШИЗО, сотрудники ИК-6 Б. и С. вывели его из камеры в медицинский кабинет. Там присутствовали сотрудники администрации Щ., А., А. и осужденный К. Все вышеуказанные сотрудники начали привязывать Т. за руки, за ноги и за голову спиной к решетке скотчем. Под скотч засунули палки, чтобы они вызывали боль. После этого сотрудник администрации А. начал наносить Т. удары ногой в паховую область. От побоев Т. потерял сознание, очнулся он лишь тогда, когда его отвязывали. Впоследствии паховая область у Т. сильно почернела и опухла. Другие осужденные слышали его крики, однако сотрудники администрации, для того чтобы заглушить их, включили громкую музыку.

В колонии сформирована устойчивая, разветвленная система вымогательства так называемой гуманитарной помощи. Начальник отряда ставит задачу старшине на благоустройство отряда, после чего тот начинает собирать деньги с учетом материальных возможностей самого осужденного и его семьи. Для того, с кого надо получить деньги, создают невыносимые условия: на него пишут рапорта о якобы совершенных им нарушениях Правил внутреннего распорядка (якобы он идет не в ногу, курит в неположенном месте, не здоровается с представителями администрации, спит в неустановленное время и т.д.).

Суммы поборов составляют от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч рублей. Чаще всего на эти средства приобретаются товары, которые приносятся и передаются администрации колонии вместе с чеками. Есть предположение, что после этого данные суммы проводились как расходы бюджетных средств.

По информации «PublicPost.ru», осужденный по ст. 228 УК РФ Д. прибыл в ИК-6 16 января 2012 года. Сразу по прибытии «был подвергнут обыску и очень глубокому анальному осмотру. Поскольку сначала он сопротивлялся, было вызвано 4 человека, и его осмотрели силой. Затем ему приказали вымыть унитаз, он отказался, заявив, что за собой мыть согласен, но не за другими. После этого на него надели наручники, загнули на столе и стали бить табуреткой по заднему месту, материли и закрывали рот книгой, чтобы не было слышно криков. Все это делали Щ., М., М., Е. В "адаптации" к нему подошел осужденныйактивист А. и сказал, что надо заплатить 100 тысяч рублей, иначе будут бить. На следующий день велели звонить маме и другим. Позволили сказать только, что нужно 100 тысяч. Брат записал лицевой счет, на который нужно положить деньги. Сразу нашли у знакомых и друзей 10 тысяч и положили на этот счет. Поскольку набрать всю сумму было нереально, то договорились на 50 тысяч рублей "натурой". Покупали стройматериалы. К февралю набралось товаров на 50 тысяч, и его перевели в отряд 17».

Гражданка Б. (мать осужденного) пояснила, что ее сын позвонил ей и сказал, что необходимо 50 тыс. руб. для того, чтобы его перевели из отряда адаптации, и 100 тыс. – чтобы его устроили на работу. 50 тыс. руб., а потом еще 10 тыс. она передавала В., матери осужденного из 11-го отряда. Б. была вынуждена даже взять кредит для оплаты поборов. Документы на кредит были переданы в территориальные органы Следственного Комитета РФ. В течение года не было ни звонков от сына, ни свиданий с ним. Она обратилась к начальнику ИК-6 Механову Д.С., который разговаривал с ней вежливо, но свидания она так и не получила. В ноябре 2008 года, когда ее сын находился в ИК-1 ГУ ФСИН по Челябинской области, она сама собирала с родителей деньги в течение 1,5 лет. В течение 2 часов эти деньги снимала с карточки, после чего к ней приходили люди и забирали. Все расписки и чеки у нее забрали сотрудники территориальных органов СКР. По данному факту было возбуждено уголовное дело, затем прекращенное территориальными органами СКР за отсутствием состава преступления.

В учреждении сложилась практика злоупотребления правом администрации на водворение осужденных в штрафной изолятор (ШИЗО). Это позволило администрации ИК-6 месяцами, а то и годами, держать в штрафном изоляторе некоторых осужденных.

Так, например, осужденный Т., с которым встретились члены Совета, получил 5 суток в ШИЗО, затем ему было назначено еще 10 суток нахождения в ШИЗО, затем за 2 дня до окончания срока – еще 15 суток, после этого за 2 дня до окончания срока – еще 15 суток.

Водворение в ШИЗО, как сообщали родственники осужденных и сами осужденные, зачастую администрация учреждения использовала для оказания давления на осужденных с целью принудить их платить деньги.

В ИК-6 на момент проведения общественного расследования функционировали 4 производственных участка (цеха).

В цехе по переработке полимеров перерабатываются опасные отходы, в т.ч. использованные медицинские шприцы, содержащие биологические отходы, в частности, кровь человека. Обнаружена бирка «Опасные отходы класса Б». Со слов эксперта Совета В. Рубашного, известно, что лампочки, обеспечивающие достаточное освещение, были установлены в данном цехе только 3 декабря 2012. При осмотре 3 декабря обнаружено, что используются прорезиненные матерчатые перчатки, которые по состоянию на 2 декабря отсутствовали. Норма выработки никому из работающих в цехе известна не была. Заместитель начальника ИК по производству подполковник Миронец Э.А. сообщил, что за смену должны переработать около 200 кг отходов, однако при осмотре мешков с переработанным сырьем выяснилось, что одновременно в цехе производится несколько различных видов работ.

При опросе осужденных установлено, что они работают в цехе полную рабочую смену. Тем не менее, ни один из осужденных не получает на лицевой счет денежных средств, составляющих 25% от минимального размера оплаты труда (МРОТ), как это предусмотрено ст. 105 и ч. 3 ст. 107 УИК РФ. Так, в ноябре 2012 года получили на лицевой счет: осужденный М. – 76 руб., И. (бригадир)– 578 руб., А. – 56 руб., Д. – 50 руб., К. – 76 руб., Х. – 76 руб., М. – 76 руб., Д. – 76 руб., Ф. – 448 руб., А. – 50 руб.

Рядом с участком в не отапливаемом помещении расположен находящийся на стадии оборудования участок переработки полиэтилена. Несмотря на то, что оборудование участка не завершено, на нем задействован труд осужденных.

В самом помещении участка пол мокрый, с потолка течет вода, воздух сырой; при этом в помещении работает электрическое оборудование. В помещении холодно, градусник отсутствует. Перерабатываемое сырье в беспорядке свалено в дальней части помещения.

Выявлено 15 осужденных, у которых отсутствуют фаланги пальцев. Сами осужденные утверждают, что данные повреждения получили в результате нарушения техники безопасности при работе на станках в промышленной зоне. При этом, со слов осужденных, сотрудники колонии отказывались оформлять данные травмы как полученные на производстве, указывая в медицинской документации не соответствующие действительности причины получения травм.

Наибольшие нарушения прав работников обнаружены в деятельности сувенирного цеха. В нем работает более 50 человек. Часть работников цеха, занятых полный рабочий день, заработную плату не получают вовсе. Трудовой стаж им не идет. Помимо прочего, они выпускают сувенирное холодное оружие.

Работают до 16 часов в сутки. Осужденный Т. стал работать, так как подвергался запугиванию. Зарплату не получает. Осужденный Х. сообщил, что трудоустроен официально. Получает на лицевой счет от 50 до 200 руб. в месяц. Осужденный Ш. сообщил, что работает без оформления по 24 часа с перерывом на сон 2 – 3 часа.

В магазин для приобретения необходимых товаров каждый отряд выводится только 1 раз в месяц; вывод в магазин во 2-й раз осуществляется «с нагрузкой», то есть осужденных принуждают приобретать не нужный им товар. При этом цены в магазине существенно завышены.

Осужденные отмечают декоративный характер прокурорского надзора. Прокурор не производит обход жилых и производственных помещений. Так, из 24 опрошенных на производстве осужденных надзирающего прокурора в 2012 году никто не видел.

Некоторые осужденные сообщили о преследовании за их обращения к прокурору. Так, осужденный К., с его слов, обратился к прокурору 8 июня 2012 года, после чего был водворен в ШИЗО, и только в декабре вышел оттуда. Особую тревогу заключенных вызывало то, что при проведении проверок прокурор не предпринимает мер для обеспечения безопасности и защиты обратившихся к нему осужденных от преследования за критику.

Несмотря на то, что основными причинами выступления осужденных стало недовольство применением пыток, поборами и эксплуатацией рабского труда, оперативная служба колонии предприняла попытку изобразить протестную акцию как выступление преступного сообщества с целью подчинить жизнь колонии традициям криминальной субкультуры.

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика