ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 



ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Министру по науке и высшему образованию РФ М.М. Котюкову

Копия: Президенту Академии наук РФ А.М. Сергееву

Уважаемый Министр!

Обращаюсь к Вам как гражданин России, которому небезразлично развитие нашей науки. Продиктовано письмо сложившимися обстоятельствами в филологической научной сфере, в одной из важнейших её разделов – этимологии. Сегодня в ней главенствует схоластическое направление в изучении истории языка, недостойное российской науки. Ещё в 2004 году известный русский учёный В.Н. Топоров отзывался об этимологической науке так: «в ней преобладают принципы анализа, унаследованные от ХIХ века… Каждый новый словарь отражает скорее пройденный этап, чем настоящий». Корифеев российского языкознания В.Н. Топорова, В.В. Иванова, А.А. Зализняка уже нет, и сегодня в российской этимологической науке мы наблюдаем явные признаки догматизма и начётничества.

Лингвистические учебники для вузов Ю.С. Маслова и А.А. Реформатского стереотипно издаются несколько раз с середины прошлого века, убираются только марксистско-ленинские цитаты, словно наука языкознание остановилась. Остаются в тени крупнейшие языковеды, которых игнорировали при прошлом режиме по идеологическим причинам, такие как французский славист А. Мейе, эмигрант Н.С. Трубецкой, бывший узник ГУЛАГа философ, лингвист А.Ф. Лосев, расстрелянные крупные языковеды Е.Д. Поливанов, Н.Н. Дурново… А ведь каждый учёный расширяет языковедческий кругозор, даже если его точка зрения оригинальна, отличная от других. Это должно служить творческим посылам. В мировой филологии открыта не мифическая, а реальная лингвистическая Атлантида – берестяные грамоты. Они развернули наше мышление в историческую глубину и высветили связь времён. Как же без них перепечатывать учебники минувшего средневековья!

Приведём один пример, имеющий принципиальное значение в историческом языкознании. В учебнике Реформатского говорится, что фонема не имеет собственного содержания, это повторяется и у других ( А.Я. Шайкевич), такое утверждение стало аксиомой для всех, в т.ч. докторов наук. Но Лосев утверждает, что фонема имеет собственное содержание и является первично-дистинктивной. Мейе утверждает, что общеславянский язык не имел в прошлом заимствований, а словарь Фасмера весь русский язык сводит к глобальному заимствованию. Почему филолог должен верить одной версии, игнорируя другую? Догмы с наукой и творчеством несовместимы.

Со дня выхода в свет идёт жёсткий спор об Этимологическом словаре русского языка М. Фасмера, который за неимением другого стал настольной книгой не только лингвистов. Не отрицая его как факта филологической науки, многие внимательные читатели находят в нём массу несуразностей и нелепостей, утверждений ненаучного толка. Редакция словаря в предисловии предостерегает: «Естественно, что для русского читателя не имеет смысла определять значения всех русских слов, как делал это автор, составлявший свой словарь для немецкого читателя». Да и сам факт его возникновения вызывает недоумение. Невольно читатели озадачиваются: зачем немцам нужен был этимологический словарь русского языка именно в то время, в 1938 году, когда верстался план «Барбаросса», когда готовился захват восточных территорий? Не была ли это подготовка немецких колонистов для покорения «недочеловеков»? Для Геббельса (филолога по образованию) все средства хороши. Как пишет ученик Фасмера Хельмут Яхнов, фашистская пропаганда использовала выводы даже прошлых трудов Фасмера об экспансии предков на восток. Есть в словаре Фасмера ключевое слово «ребёнок». Манипулируя этимологическими понятиями, Фасмер приходит к выводу, что слово «ребёнок» восходит к понятию «рабёнок», то есть «сын раба», что приводит всю русскую нацию к рабскому сословию. Он игнорирует утверждение других лингвистов, в том числе Мейе, финского слависта Микколе, что здесь корень не «раб», а «реб». Почти всю русскую лексику он относит к заимствованиям, в основном из древнегерманского языка. Фасмер лишил русский язык самобытности, статуса великого и могучего. Его апологеты из словаря в словарь переносят эту этимологию геноцида.

Расследовав историю появления словаря, журналист, филолог, мой сын Владислав Писанов опубликовал в «Литературной газете» очерк «Мина, заложенная Максом Фасмером». Эта статья вызвала переполох в институте русского языка академии наук РФ. Академик А.Е. Аникин и членкор института Е.И. Базилевич разразились площадной бранью в адрес автора статьи и газеты. Вместо научных доказательств, обрушили на личность автора статьи шквал «академической» ругани, называя его «моськой», «душевнобольным», «дилетантом»» и т.п., бестактностью и грубостью позоря звание учёного. Неужели учёные степени дают право на хамство?!

Пришлось за публичные оскорбления подавать на ученых в суд.

Но самое поразительное другое. Наверное, впервые в научной практике легитимность словаря академики стали доказывать путём простого голосования. Кто «за» словарь Фасмера? Против не принимаются. Только «за». Ак. Аникин сочинил пространное обращение в защиту «великого русского учёного» Фасмера от имени «академической общественности». Вот как написал нам один из наших единомышленников, доктор наук, назвав его «подмётным письмом»: «Главное то, что сам текст письма носит не академический характер, т.е. содержит большое количество адресной оскорбительной, грубой, обсценной лексики». А вот автограф: «Пересылаемое сообщение 28.04.2018, 00:38, "Elena Berezovich" <berezovich@yandex.ru>: Дорогие коллеги! Прошу прощения у тех, кто уже получил это письмо, но поскольку мы его не публикуем пока в сетях, а посылаем друг другу по почте, перекрещивания возможны». Сбором подписей занимались, кроме академика, А.Е.Аникина, д.ф.н., член-корреспондент РАН, профессор Уральского федерального университета Е.Л. Березович и д.ф.н., профессор РАН А.А. Пичхадзе. Принял участие и научный руководитель института, академик А.М.Молдован. Вот такая лингвистическая сборная против одного публициста. По-моему, после 37-го года таких коллективных писем не писалось.

Трудно даже представить: сколько затрачено научного времени и во сколько обошлось бюджету исполнение этого административного ресурса, если собрано более полутысячи голосов по стране и за рубежом. Такой феномен должен войти в анналы языковедческой истории. На экономический аспект нас натолкнули читатели «Литературки». Вот как пишет один из них: «Может быть, в заметке они почувствовали вопрос проклятой российской действительности: а что социально значимое производят академики-гуманитарии, на что тратятся деньги налогоплательщиков, вопрос, задаваемый простой российской публикой, простыми учителями, вузовскими преподавателями с мизерной зарплатой?».

На что тратятся? Не только на сбор голосов. Как-то институт начертал проект: откуда взялось слово «олух»? Не ответил на вопрос и словарь Фасмера. Эта задача решалась в трёх статьях, опубликованных в академических изданиях тремя авторами. Они искали этимон в славянских, европейских, тюркских, норманнских языках. Так и осталось слово за пределами истины. А далеко ходить не надо было. «Олух» по нашему методу археолингвистики, который не принимают чиновники РАН, выходит из семейства слов «глух», «оглох» от первоначального «колоухо» – колотое ухо. Предки знали, что прокол перепонки ведёт к неадекватности. Согласная «к» утрачена. Вот и всё.

Почему больше всех задела статья в ЛГ академика Аникина? Ответ прост: его самого окружение называет «русским Фасмером». Он составляет словарь устаревшей и забытой лексики, за что критиковали словарь Фасмера. Аникин продолжает его худшую часть. Переводчик с немецкого О.Н. Трубачёв выражал надежду на то, что словарь будет «совершенствоваться до бесконечности», Аникин же продолжил самую невостребованную часть словаря немецкого составителя, оставив за бортом науки этимологию действующего языка. Если даже кому-то понадобятся слова «бдынь», «гдыча», они их всегда найдут в первоисточнике, откуда и взял их автор РЭС. Повторение пройденного. Этой ренты хватит на долгие годы. Ясно, что тревожит академика наш этимологический словарь «Анти-Фасмер».

Как у первого, так и «второго Фасмера» этимологии как таковой нет. Это лишь сборник, составленный из разных словарных и других публикаций. В нём нет слов основного фонда русской лексики, которая бы объясняла происхождение самых известных, но немотивированных слов. Слову «губы» и его производным составитель словаря посвящает 10 страниц. Мы находим этимон просто: от первородного «купо» - закупоривать, ограничивать. Отсюда все производные, в том числе «губа» – ограниченная территория, отсюда «губерния». Достойного ответа вы не найдёте ни у немецкого, ни у русского Фасмеров. В своём словаре Аникин то и дело ссылается на словарь своего кумира, цитирует своих коллег по цеху. Тишь да гладь, да божья благодать. И вдруг покушение на его академическую непорочность. А кто докажет верифицируемость его опусов? Раньше академик В.Н. Топоров давал точную оценку этимологическим исследованиям. Одновременно с выходом словаря Фасмера вышла его статья по этимологии, где он утверждал, что «понятие окончательной этимологии для целого класса слов является иллюзией...». Он критически отнёсся к публикациям А.Е. Аникина, А. Пичхадзе … «Из истории русских слов» и «Новое в русской этимологии».

Благородную задачу поставил академик О Н. Трубачёв: создать этимологический словарь славянских языков. Но не успел достичь задуманного. На полпути словарь замер (1974-2011 гг.). И это ожидаемо. Такое глобальное исследование взялся осуществить узкий круг в основном штатных работников института русского языка АН. На наш взгляд, в этом должны были принять прямое участие не только российские лингвисты, но и славянских и других стран.

Отечественное языкознание в последние годы понесло немалый урон, ушли виднейшие наши языковеды. Сегодня каждый толкователь толкует происхождение слов на собственный вкус и цвет. Кто докажет их соответствие истине? Этимология осталась в конъюнктурном поле. Бескомпромиссный А. Зализняк так называл остепенённых окололингвистов: «носители казённых титулов». Осенённые словом «академия» они присваивают себе право выдавать суррогат за истину в последней инстанции.

Мы, филологи Писановы , с помощью учёных-математиков разработали свою версию поиска доисторических слов, назвали археолингвистическим методом и предложили институту русского языка АН РФ как профессиональному эталону. Грубые отписки стали нормой отношения к нашим предложениям. Это месть за иное мнение, а не научный спор. Как видно, возникла некая боязнь альтернативного метода, из-за которого чьи-то диссертации окажутся в подвешенном состоянии.

Журнал «Вопросы языкознания» и другие тематические издания курируют одни и те же лица института и используют только по своему личному усмотрению. Дискуссионность исключена. Всё в руках этого узкого «академического сообщества». Специализированный журнал стал удельным изданием. Мы послали в этот журнал статью «К дальнему родству языков. Диахроническое исследование с применением математического анализа». Вот как нам ответили: «Уважаемые авторы! Благодарим вас за предоставленную возможность ознакомиться с вашей теорией. К сожалению, ваша статья не соответствует профилю нашего журнала». Секретарь журнала Анна Пичхадзе. Такова лаконичность профессионалов: ваше-наше. Словно мы послали кулинарные советы.

Вот оно натуральное «крепостное право» в науке, о котором говорил Президент Академии наук РФ А.М. Сергеев в одном из интервью. Скажем больше: это похоже на сталинский окрик в отношении Поливанова: «Нужно заклеймить, а не превращать в предмет дискуссии». Хотя мы никому не навязываем свою теорию, мы предлагаем, чтобы разобрались читатели нашего журнала. Эта же статья слово в слово была опубликована в научном издании Университета библиознания и информационных технологий (София. Болгария) под эгидой академика, философа, профессора, члена академии информатизации при ООН А. Кумановой. Ранее университет перевёл на болгарский язык и опубликовал в научном журнале концепцию археолингвистики, затем использовал её в исторических исследованиях. Как сообщил нам в письме ректор университета Стоян Денчев, метод изучается в вузах Болгарии. Но есть надежда, что наступит день, когда археолингвистика вернётся на Родину.

Странное в нашем Отечестве понимание свободы слова, мнений, печати. Всё ещё существует редакционное решето: что пущать на суд читателей, что не пущать. Допустимо ли такое в науке?! Тем более, в журнале государственном, который издаётся на средства народа именно для того, чтобы научные знания, споры были публичными. Чтобы общественность могла своё мнение иметь о том, туда ли тратятся её деньги. Теперь стал прозрачным и способ воздействия на коллег других вузов с помощью административного ресурса – «коллективных писем». Ясно, что «Литературная газета» отказалась публиковать этот пасквиль.

Уважаемый Министр науки и высшего образования РФ!

Будут ли приняты меры по отмене «крепостного права» в российской науке? Ведь её развитие невозможно, когда ею управляют «носители казённых титулов», которые преследуют лишь свои частные интересы, а не страны. Здесь тоже требуется глубокая реформа, чтобы дать свободу творчеству без окриков и преследований инакомыслящих.

С глубоким уважением – Писанов Леонид Петрович, филолог, журналист, автор археолингвистического метода.

31.03.2019 Челябинск

Иллюстрация, конечно, ироничная, но создатель РАН Михайло Ломоносов в сходной ситуации был непреклонен. Вы, нынешние, нутка?!