ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

 
ПРОТОЯЗЫК ЧЕЛОВЕЧЕСТВА



АРХЕОЛИНГВИСТИКА В РУСЛЕ ТЕОРИИ СТРУКТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ КЛОДА ЛЕВИ-СТРОССА



Леонид Писанов

Владислав Писанов



Археолингвистика - экспериментальная структурная разработка языковой модели в хронологической системе координат с определением относительного возраста каждой фонемы или группы фонем. Дифференциация фонем по глоттохронологии предполагает дальнейшее проникновение вглубь языка, к его истокам.

Аннотация. Авторы данной статьи предлагают новый, эвристический подход, выявляющий звучание слова в его первородном ареале. Исследование древних звуков и созвучий ведётся на пути эволюционного развития языка, что помогает найти лингвоартефакты, а затем – типичные коды, генотипы доисторических времён, Этот метод не противопоставляется компаративистике, а исследует слово параллельно, дополняя её, выявляя корни лексем, которые не всегда поддаются сравнительному анализу. Конечно, эта теория требует дальнейшего осмысления и углубления, но сегодня она представляет интерес как перспективное научное направление в развитии этимологических методов реставрации протоязыка.

Abstract.The article proposes a new, heuristic approach, based on the word phonation in its original areola. Ancient speech sounds and sonority research is based on the language evolution, which provides linguistic artifact and, then, typical codes and prehistoric genotypes. This method isn’t contrasted to comparativistics, but makes the parallel research of the word, thus complementing it and searching the lexemes roots that are not always studied using the comparative analysis. Тhis theory necessarily needs the further analysis and detailing but it is a promising research area in developing etymologic proto-language restoration methods nowadays.

Ключевые слова:лингвистика, этимология, ГУБЫ – КУПЫ, БРОД-ПЛОТ, МЫС-НОС, ПЕСТ ...

Key words:linguistics, etymological, GUBY-KUPY, BROD-PLOT, MYS-NOS, PEST, genetics.





СЛОВО БЕЗ ЧЕЛОВЕКА?

Надо спуститься с небес нынешнего языка и до конца усвоить, что с сегодняшним упакованным лингвистическим багажом нельзя двигаться в его прошлое. Оно - другое. У него нет того, что мы впитали за многие тысячелетия. Человек по крохам оставлял звериные свойства и по крохам постигал природные законы. Не надо нынешние понятия втискивать в голову животного, если считать, что они не дарованы свыше– бессознательные, непонятные, странные, явившиеся из прошлого, но ныне всем понятные звуки, - то надо искать их генетический базис в глубинах времён человеческого общения. Не придумывать, не приписывать им нынешние нарративы.

Часто этимологи приписывают свои понимания тем «животным», что были у истоков языка. Это были именно животные, не имеющие представления обо всём, что их окружает. Они не понимали ни белого, ни чёрного…. Их отношение к вещам те же, что и сегодня у собак, лошадей, обезьян… Мы говорим «древний» человек, но он ещё не был человеком, а сначала –просто животным, потом полуживотным, потом человеко-животным, дочеловеком.... И, чтобы понять мир в различии и взаимодействии, ему требовались тысячи и тысячи лет эволюционного развития, чтобы образовать эту самую абвгдейку. Если считать, что язык сразу явился человеку во всём его сегодняшнем прекрасном обличии, то надо поверить, что в пещерах стояли компьютеры.

Да, если обратиться к библейскому толкованию, что «вначале было слово», нужно понимать, что Слово это не было речью. Оно было способностью создавать речь.

Язык-явление воспринимается многими как нечто сакральное, богоданное, так как его происхождение и структура трудно постижимые, «на уровне бессознательного мышления». Этот дар, полученный человечеством, фетишизируется, что мешает научному исследованию. Но если язык искать не на небесах, а понимать, что данную ему способность развил сам человек в его примитивном, полудиком состоянии, значит, надо искать тот самый примитив, который исчез в пучине времени.



ОБЩЕНИЕ С ВОЛКАМИ

Разные теории происхождения языка, возможно, не стоит отвергать огульно. Каждая вносит частицу логического стройматериала. Есть гипотезы, основанные на фактах. Этологи утверждают, что если нынешние охотники издают протяжное У-У-У… , то на этот звук откликаются волки и идут на них. Таково звуковое общение с волками. У-У-У для дочеловека стал означать сближение. Бессознательно или случайно подражая разным звериным призывам, дочеловек мог в этом находить свой «шкурный» интерес. Он побуждал повторять действия так же, как любое животное прокладывает тропинку туда, где находит пищу, а здесь сама пища приходила к его ногам. Так он мог стихийно двигаться к осознанию собственной выгоды. Здесь появляется (по Ф. де Соссюру) «соединение смысла и акустического образа». Мышление начиналось с первых понятий, а не с языка. Семиотическое воплощение смысла явлений – шаг к человеку.

Подобные модели, основанные на фактах, как бы подверждают тезис автора исследования«Происхождение языка» Светланы Бурлак, что «Ничего принципиально невозможного для природы в языковой человеческой способности нет»lС.68]. Призыв зверей был как бы иконическим знаком, а призыв охотников–символом, перемещённым от детоната к вербальному воспроизводству.

Но сводить всё к подобным действиям– не объективно. Человек-животное был прямоходящим, имел свободные руки для действий и жестов, компактный орган - язык - для создания разных звуков. Эти особенности строения могли выделить его из разнообразия живого окружения. Впрочем, об этом лучше прочитать в великолепной монографии Дерека Бикертона «Язык Адама. Как люди создали язык, и как язык создал людей».Его теория – мощный слой, поднятый враскопках протоязыка. Ноархеологический поиск в лингвистике продолжается.



ВНАЧАЛЕ БЫЛ ЖЕСТ

Любой осознанный звук рождается не стихийно, а в определённой артикуляции губ, положения языка и его взаимодействии с другими органами рта. Льюис Морган в капитальном труде «Древнее общество»,пишет, что возникновению языка звуков предшествовал язык жестов, он сослался даже на произведение философа древности Лукреция, где есть такие строчки: «…люди в самый ранний период своего развития сообщали друг другу свои мысли бормоча, звуками и жестами» (vocibusetgestucumbalbesignlficarent.—V, 1021)

«Чем ниже мы опускаемся по ступеням развития языка к его наиболее грубым формам, пишет Морган, тем более растёт в количестве и разнообразии своих форм элемент жестов…»[ 11.С. 25 ]. Он считал, что человек осваивал звуковое общение примерно две трети своего существования на земле, а треть – развивал его. О зарождении языка с помощью жестов говорили многие мыслители, в том числе Декарт и Жан Жак Руссо.

Вместе с Р.Якобсоном К. Леви-Стросс является автором идеи возникновения языка как комбинации жестов и выкриков,которые превратились в фонемы.

Исследователь жестов обезьян и их взаимодействия с речью человека учёный Роджер С. Фоутс пришёл к выводу, что знаковый язык использует жестикуляцию руками; устный – жестикуляцию языком.

Учёные Эми Поллик и Франс де Ваал, изучая жесты, пришли к выводу, что язык имел скорее жестовое, чем вокальное происхождение.

Последние выводы в исследовании нейрофизиологии человека убеждают в том, что жест связан с речевой деятельностью.

Петербургский фонолог С.Воронин и его последователи приходят к выводу: изменив артикуляцию, изменяем фонему, а значит – смысл слова. «В неизменной артикуляции — источник непроизвольности, мотивированности фонемы как языкового знака» [1.С. 244].

Глубокие исследования в этом направлении ведутся в институте филологии Новосибирского отделения Академии наук РФ. Фонологи института, используя новейшую аппаратуру, развивают положение об Артикуляционно-Акустической Базе как принадлежности этноса, которая свойственна и языку. По их выводам ААБ передаётся из поколения в поколение даже при переходе этноса на другой язык… «Это свойство делает её надёжным информативным историко-лингвистическим источником»,- утверждает заведующая лабораторией института, доктор филологических наук, профессор И. Я.Селютина.

Исходя из этих доказательств, возникает гипотетическая, но вполне логическая цепочка, имеющая фактическое основание. Возможно, функциональные свойства артикуляции при общении человека с человеком использовались как жесты. Так схождение губ в звук Устало подобием жеста сближения. Здесь не требуется каких-либо умственных завихрений, примитив продиктован переходным периодом от животного к человеку.



ПОЧЕМУ ОКАНЧИВАЕТСЯ НА У?

Одним из главных направлений в структурной антропологии Клода Леви-Стросса является исследование бессознательных законов, которые управляют человечеством. К ним учёный относит и язык, речь.«Прежде всего, почти все акты лингвистического поведения оказываются на уровне бессознательного мышления», – утверждает он и сравнивает раскрытие бессознательных законов социальной жизни людей с фонологическими законами языка, опираясь на теории лингвистов Н. Трубецкого и Р. Якобсона [8.С.21.].

Обращение к языковому фактору в антропологии так или иначе ведёт к этимологическому поиску, что сродни археологическому. Если рассматривать язык как феномен природного явления, то в нём применим принцип феноменологического метода Э. Гуссерля: феноменолога не интересует та или иная моральная норма, его интересует: почему она норма? Перефразируя, можно сказать: этимолога не интересует слово как таковое, его интересует: почему оно стало словом, воплотившись в эту фоноформу? Почему оканчивается на У?



ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ

Если человек владеет языком непрерывно тысячи лет, то, и в речи сохранились лингвистические останки, скелеты слов, понятий, осколки древних смыслов. Человеческое общение непрерывно, его траектория пролегает из глубин прошлого. Значит, и в языке есть артефакты. Генеалогическая цепь несёт в себе все те же признаки прошлой звукоформы и связанные с ней понятия. До наших дней должен достигать генофонд языка. С прошлых тысячелетий сохраняются в культурных слоях земли главные составляющие организма человека – кости. Бесхребетный язык давно бы рассыпался, но он продолжает быть. Вся тайна языка кроется в трёх-четырёх десятках звуков, в которых и прячутся лингвистические архетипы. Логическая парадигма утверждает, что по шкале диахронии возраст членов алфавита – фонем - должен быть разным. Но как определить возраст каждого осмысленного звука? Прямого ответа на этот вопрос в науке пока нет.

В развитие теории культурной антропологии болгарский философ, академик, доктор филологии А. Куманова так же, как и Леви-Стросс, привлекает факты языкового анализа, и те, что ещё не до конца осмыслены лингвистическим сообществом, но являются сами по себе аналитическим материалом. Так в её работах появилась языковедческая теория обнаружения исторических реалий прошлого через факты речи, так называемая «археолингвистика», построенная на артефактах самого языка. Напластования фонем снимаются с современных слов, как пласты почвы с артефактов археологического раскопа. Остаётся лишь вопрос первичности и вторичности фонем.

Леви-Стросс утверждает: «Многие лингвистические проблемы могут быть разрешены современными вычислительными машинами. Если известны фонологическая структура какого-либо языка и правила, определяющие сочетаемость согласных и гласных, то машина легко могла бы составить перечень комбинаций фонем, образующих имеющиеся в словаре слова из слогов, а также перечень различных комбинаций, совместимых с определенной структурой языка». [8.С.62].Именно этот путь привёл нас к интересным результатам.

Была сделана попытка вникнуть в суть глоттохронологии.

По нашим типологическим наблюдениям, первыми должны были появиться слова с глухими согласными, звонкие – производные: МЕСТЬ – ВОЗМЕЗДИЕ. С помощью учёных кафедры прикладной математики Южно-Уральского государственного университета, подготовивших специальную компьютерную программу, мы отделили в составе словаря русского языка все корневые слова с глухими согласными фонемами от слов со звонкими согласными и получили, на первый взгляд, странный словарь из шестисот слов, в котором словник состоит всего из 12 фонем. Это - пять гласных и семь согласных: А, Е, И, О, У и В, Л, К, Н, П, С, Т. В нём не оказалось даже таких распространённых во всех языках фонем как М и Р. Почти из 500000 слов, проанализированных компьютерной программой, мы получили самый немногочисленный древнейший слой лексики, что отличает её от подавляющего числа производных. Это математический факт точности в лингвистике. Здесь нет какого-либо субъективного толкования: всё поддаётся проверке, верификации, отвечает принципу очевидности. Данная программа может быть представлена по требованию любому, заинтересованному в получении современного инструментария исследования.



БЕЗ ЗВОНКИХ…

«Исследование постоянных элементов фонологической структуры какого-либо языка должно дополняться поисками универсальных постоянных элементов в фонологической структуре языка»,- замечает Леви-Стросс [8.C.88].

Отсутствие звонких согласных, создаёт новую парадигму реконструкции языковой структуры. Если предположить, что в древнем языке они отсутствовали, то значит, они возникли в более поздние эпохи. Доисторический устный звуковой алфавит должен был развиваться так же эволюционно, как и весь язык, он не мог состоять из нынешнего алфавитного набора. Двенадцать фонем немотивированной лексики в таком важнейшем лексическом факторе – слова, составляющие основу языка.

Этот дискурс даёт возможность перекодирования слов с тридцати трёх фонем нынешних на фонемы из двенадцати. Например: бессознательное образование ГУБЫ, состоящие из звонких согласных, или Обская губа– почему «губа»? Заменяем звонкие глухими -КУПО, ипри этом возникает понятие «закупоривающие» - появляется логический факт, мотивация, так как губы закупоривают рот, а впадение реки Оби в море образует акваторию – устье, где тоже от понятия «уста» - по-болгарски «рот». Как видим, мотивация идёт от свойств человеческого организма.

Но почему именно К, У, П, О? Или здесь тоже есть признак бессознательного образования? Очевидно, надо идти в дальнейшие исторические глубины языка, чтобы найти осознанность появления каждой фонемы.

Попробуем практически проанализировать артикуляционно-акустические признаки каждого смысл содержащего звука из двенадцати. Проанализируем междометие, существующее в разных языках: «АУ!», справедливо полагая, что это одно из первородных артефактов человеческой речи. Здесь физиологически А даже не звук, а лишь забор воздуха в лёгкие, но звук У – в сильной позиции. И сегодня мы вполне понимаем семантику архаичного междометия: «Я здесь!» или «Иди сюда!». Звук У, таким образом, получил осмысление, он обозначил сближение, как бы повторяя артикуляцию человеческих губ. Проследим общеязыковую специфику семантики звука У: всюду он означал «узость», «сужение», «схождение», особенно в сочетании КУ и СУ. Можно предположить, что понятие КУСАТЬ – КУ-САТЕ, где КУ – сближение, а САТЕ – садить. Здесь КУ – сформированное понятие сближения с помощью У, «продукт звука». В разных языках он мог эволюционно изменяться. По классификации Ч.С.Пирса, субзнаковая сущность фонемы У выступает как знак-копия со знака-индекса – артикуляции губ и становится знаком-символом, гранью между означающим в артикуляции и означаемым в звуке, затем становится означающим в речи.

Звук О также сохраняет семантику древнего междометия, имеющего смысл объёмности, обширности, и сегодня объём обозначается расширением или сужением рук. При математическом подсчёте О по частоте на много опережает другие гласные. Звук Е стал означать движение соответственно продвижению языка вперёд. Присутствие Е в словах часто соответствует движению. Звук Т – твёрдое прикасание языка к зубам, он послужил осмыслению понятия твёрдости. По частоте эта согласная на втором месте. Звук В – вхождение зубов в нижнюю губу, потому он стал приближаться к понятиям вхождения, воли. Звук П сконструировали плотно сжатые губы, что само по себе создавало понятие плотности. Звук К образовал смысл «касания», «приближения». Эту фонему языковед В.Иллич-Свитыч назвал «направительной частицей в разных языках».[Ностр. словарь. 1965.М.]. Звук С образован от стремления к соприкосновению. Эта согласная опережает по частоте все остальные. Звук Н связан с отрицанием «но» или «не», когда отрывался от нёба. Звук Л как видно, образовался вместе с понятием движения. Это не умозрительные построения, а «звучащая материя» или «продукт звука» – онтологическая квинтэссенция. Так звуки, издаваемые человеком, его эволюционирующим речевым аппаратом, обретали вербальность. Каждый звук утверждал свой смысл. Это свойство полностью отвечает теории языкового знака философа, лингвиста А.Лосева [ 9.C.114167].

Называя глухую согласную архифонемой, лингвисты Н.Трубецкой и другие имели в видуособенность привативной оппозиции в том, что отсутствие, например, звонкости у согласных – есть признак их более примитивной природы.[ 25.С. 44-59].А. Лосев пишет об этом так: «Архифонема отличается, очевидно, от фонемы меньшим количеством признаков и потому является более первоначальной [12.C.117].

Было бы необъективно утверждать, что это и есть математический констант древнего звучания. Тот же звук В мог иметь вариации, но в целом, возможно, инвариантность этих фонем была, осознанные звуки дошли до нас в сегодняшнем фоне, пусть даже тенью прошлого. Другого-то не дано.



МИР БЕЗ М и Р

Трудно представить язык без таких незаменимых фонем как М и Р. Здесь срабатывает наше догматическое мышление: этого не может быть, так как не может быть никогда. Но предки не знали наших нарративов, обходились без них. Вслед за словарём Фасмера многие считают, что древнейшее слово «мешок» произошло от слова «мех». Просто и понятно. А этимология «мех» теряется в гадании. Но заменяем М на Н, Ш на С и получается ясное и логичное НЕСОК. От функционального предназначения. Какая разница из чего он сделан. Главное – для чего? Все протослова произошли от этого вопроса. КНУТ, ОМУТ, ХОМУТ – КО-НУТО - все эти слова одной семантики – «к принуждению», где НУТЬ – принуждение, произвольность. Смешение М и Н имеются в новгородских грамотах 227,1094. Фонема М заменяет и другие согласные: К – колоток [сл. Даля] – молоток, колотить– молотить…

Фонемы Л и Р. КЛИКАТЬ и КРИЧАТЬ, КЛОКОТАТЬ и РОКОТАТЬ – все они одного семантического гнезда, единое свойство звуков. Корень КЛИК есть почти во всех языках индоевропейского ареала, а КРИК – тоже во многих, но в изменённой фонетике. ТОЛКАТЬ – ТОРКАТЬ, КОЛОТЬ – КАРАТЬ... РОТ – ЛОТО можно проверить словом ГЛОТКА – КО-ЛОТО-КО – ко рту, сюда же можно отнести и греческое слово ГЛОТТО – рот, язык. Эти примеры – из множества других, где происходит перекодировка согласных и гласных.

Неизменяемость артикуляции и семантических признаков каждой из 12 фонем приводит к зарождению речевой основы. Это не просто гипотеза, а абрис семиотической конструкции, где форма звука несёт в себе определённый смысл, сигнальная система, повторяясь в определённых ситуациях, становиться коммуникативной.



РОЖДЕНИЕ СИСТЕМЫ

Фонологическая структура языка, сочетаемость гласных и согласных, отмеченные Леви-Строссом, наглядно определена в археолингвистике. Языковеды А.Мейе, Р.Якобсон [15.C.62]и другие подчёркивали, что все языки были слоговыми. Эта система наиболее полно сохранилась в восточнославянских языках, в том числе – в русском

Тем же математическим способом были выделены самые распространённые слоги, такие как ЛО, ТЕ, ТО и другие. Они помогли найти типовую семантику. Так сочетания ЛО оказались в основном в словах, отражающих всё, что связано с живыми существами или предметами, к ним относящимися: человек, лошадь, голова, лодка, весло, седло … ТЕ – близкое, ТО – далёкое, КО – направление, ТУ – тугое, связка, ЛЕ – движение, литься, лететь, лизать, распространяться….На основе типологии составлена таблица устойчивых дифтонгов или слогов, из которых складывались понятия. Две гласных не вошли, так как А- более поздняя - заменила О, фонема И означала двойственность (впоследствии образовала множественное). Получилась система параллельных созвучий из семи согласных и трёх гласных: ло ле лу; но не ну; по пе пу; со се су; ко ке ку; во ве ву; то те ту; сто сте сту – образовались из со-то, со-те, со-ту, с утратой о.

Звуковые конструкции из 24 сочетаний стали бинарной унифицированной системой речи. Каждое сочетание уже несло новое, закреплённое за ним понятие. На уровне кратких понятий это уже было средство коммуникации, а значит, слоговой язык. Он, должно быть, существовал очень длительный период, так как мог удовлетворять человеческое общение. Затем произошла агглютинация слогов, что привело к слову. Например, КО– движение к чему-то, ТО – отдаление: два слога образовали КОТО – процесс одновременного приближения и удаления. Затем после перекодирования глухих в звонкие: ХОДО – ХОДЪ – ход. НО + СО – НОСО – носить, НЕСО – нести, ТОЛО – толочь. ТОЛОКО - дорога – утолоченная (по Далю)…

Это - язык, но не нынешний, а его преддверие, из понятий-матриц. Их насчитывается всего два десятка, на основе которых стали появляться новые производные, но тоже не слова, а понятия. КО-НЕ-СО – конец, КОНЕ(СО) – к нести –конь. Сочетание СТО означало вертикальную устойчивость: стог, стол, столб… СТЕ – устойчивую протяжённость: стена, степь, стелется… КОГТИ – КО-КОТЕ – к ходьбе, НОГТИ – НО-КОТЕ – не к ходьбе.

Бинарная агглютинация фонем, образующая слоги и агглютинация слогов, образующая слова, создали нынешний язык.

При всей научно обоснованной аргументации автора книги «Язык Адама», возникает недоумение, когда Бертран началу протоязыка приписывает «слово». Однако от Рубикона до слова была дистанция многотысячелетнего размера. Те, кто ищет начало языка в слове – грубая ошибка. Слово – не первичная субстанция, а вершина развития языка.



ОБЩИЕ ПРИЗНАКИ

«Во всяком случае, мне удалось указать на некоторые общие признаки систем родства, характерные для многих районов земного шара. Теперь лингвисты должны сказать, могут ли языковые структуры этих районов быть хотя бы очень приблизительно сформулированы в тех же или в эквивалентных выражениях. Если это окажется возможным, то будет сделан большой шаг к пониманию основных аспектов общественной жизни»[ 8. С. 71]. Леви-Строс называет такие районы: индоевропейский ареал, африканский, океанический….С тех пор, как были написаны эти пожелания, лингвисты нашли множество доказательств эквивалентности языковых структур разных языков с помощью сравнительно-исторического метода. Больше всего их найдено в ностратических языках. Но есть и другие. Лингвистика с её развитием становиться всё более существенным инструментом антропологических исследований. Археолингвистика даёт возможность с помощью перекодирования поднимать глубинные слои лексики и находить новые лингвоартефакты – общие разных культур, систем родства.

Случайное совпадение или нет, но в гавайском языке, который бытовал изолированно от всей мировой лингвистики, также имеются 12 фонем: пять гласных А, E, I, O, U и семь согласных Н, К, L, М, N, P, W почти те же, что и найденные математически в русском языке. В этом алфавите нет фонемы Т, но есть в других полинезийских языках, считается, что первые миссионеры приняли Т за К, а К могло перейти в Н. Тогда совпадение будет полное. Гавайский язык тоже состоит из слоговой системы. Гласные в нём произносятся так же, как в русском. Даже при случайности совпадений, этот факт привлекает внимание. С помощью археолингвистики найдены элементы дальнего родства индоевропейских языков с языком Африки одного из племени зиало (по словарю К.Бабаева). Здесь есть многие генотипы европейских корней: КОЛО, НОСО, ПЕЛО, ЛЕ, ЛО.... Вот примеры. Kolo– наказывать, kololo– мотыжить (пахать), nazalo– молодая женщина, naza– жена: НОСО – носящая, pele– дорога (пелена), kpele– крыло, шерсть: КО-ПЕЛЕ – к покрытию (ср. перо – ПЕЛО – покрытие, пелена). li – движение: ЛЕ, si–сеять: СЕ, kulo– собирать (ср. кулак).

В монографии академика А. Кумановой «Арианика» имеются сведения о неких древнейших каменных узорах на Севере России. Так, в статье географического журнала ХIХ века, цитируемой в монографии, автор А. Елисеев пишет: «Лабиринты или вавилоны, как у нас на севере обыкновенно зовут сложные узоры, являются памятниками каменного века». Автор предполагает, что это были святилища глубокой древности, подробно описывает каменные узоры, но ни разу не упоминает месопотамский город с таким же названием. И это понятно, если учесть, что научное исследование вавилонского царства началось только в 1899 году, до того Вавилон упоминался только в Библии. Есть такие названия рек в Тюменской области, на Алтае. Даже сложные дамские причёски именовались в прошлых веках «вавилонами». Речь не может идти о заимствовании, так как топонимика рождалась в дописьменные времена и на дальних пространствах. Сложные узоры на пальцах человека– семиотический признак, означающий общий источник слова. Перенос названий частей тела человека и их функциональных свойств на окружающий мир подсказывает то, что язык начинался с самого человека, с применения признаков его составных частей.

В статье «Пространство и текст» академик В.Топоров приходит к определению темы – антропоцентризм языка. «Очеловечивание» вселенского пространства через его связь с членами тела в таких примерах как подножье горы, горный хребет, устье реки, глава горы, горловина и т. п» [24.С. 243].

В одних языках слово формировалось по одному признаку, в других – по другому. Этим можно объяснить сходство и несходство слов в разных языках. Так русское слово КУСАТЬ – КУ-САТЕ, в болгарском ХАПЯТ от понятия «копить», ср. русское «охапка» (отделить от общего), хапать, в хорватском – ugriz- рус.«грызть», но при декодировании – КОЛО-САТЕ – корень КОЛО – колоть. Фонема М не вошла в число 12, она типологически заменяет разные согласные Н, П, Т, К. В румынском «кусать» – musca – КУСО-КО. В итальянском – «кусать» - mordere, мортира – mortaio: заменяя М на К получаем КОЛОТЕЛЕ. Как видим, корень-матрицу КОЛО – «колоть» находим в разных языках, отражающий понятие «разрушать».

БРЕСТ – ПО-ЛЕСТО, где ПО - сплошь, ЛЕСТО - лес. Полесье. Топоним сохранил СТ - стоящее, а слово ЛЕСТ не сохранило. Первородное понятие - ЛЕСТО, где ЛЕ - движение, СТО – вертикаль. Лес растёт вверх: название по свойству. То же и французский БРЕСТ. Ср.FORESTанг. – лес, FORETфрц. – лес, утрата S, замена Р на F.

КЪЩА блг. — дом, изба, КО-СТЕ. Слог КО играл роль примерно ту же, что и сейчас — приближение. Звук Щ заменил СТЕ, что означало постоянно-длительное (ср. СТЕПЬ — СТЕ-ПЕ, где СТЕ — неизменная протяжённость, ПЕ — пелена). Согласно методике, в конце должно быть ЛО — сделано человеком: весло, прясло, коромысло… Реставрированное слово должно звучать так: КО-СТЕ-ЛО. Совпадение со словом КОСТЁЛ, которое встречается ещё в летописи 1438 г. (Фасмер). Возникает ещё одно слово того же происхождения Gastel лат. — ГАСТЕЛ — КО-СТЕ-ЛО — замок, крепость. ХОТЕЛ (ХОСТЕЛ) блг. — гостиница, отель. По семантике и первородной фонетике все слова — одного корня. Слово КЪЩА — КО-СТЕ-ЛО — к стоянке постоянно-длительного свойства, изделие человека. Этот болгарский архаизм, как и другие подобные примеры, достоверно демонстрируют путь к доисторическому слову.

Выдающийся языковед, полиглот С.Старостин привёл пример распространённости слов с корнем «леп» по всему миру. «В русском он звучит в словах «лепет», «лепесток». Таких глобальных этимологий найдено довольно много, и я не могу объяснить это явление иначе, как предположив, что эти слова восходят к какому-то общему источнику. Постоянно копятся свидетельства в пользу этого предположения». Он считал, что и афроазиатские языки родственны. Миграция таких слов говорит не о заимствовании, а о едином источнике протоязыка.



ТЕНЬ и СВЕТ

Один из самых распространённых корней древности – ТЕНЕ. Здесь образовалась, своего рода, семантическая ловушка. В сегодняшнем значении «тень»– антитеза понятия «свет». Но археолингвистика утверждает, что ТЕНЕ означало «свет». Это слово приобрело обширную полисемию, стало нарицательным. Как, например, латинское слово «lux» – «свет» нынче имеет смысл «лучший».

ТЕНО означал главное свойство предметов и явлений. Примеров множество. Вот некоторые. ТЕМЯ – ТЕНО — освещённая «вершина» человека. Теменная земля — высоко расположенная пашня. ДЕНЬГА – ТЕНЕ-КО – отражение стоимости товара; ЦЕНА – ТЕНО – ясность, ЦЕННОСТЬ – ТЕНО-НОСЕ-ТЕ – свет носит (потому два Н); ТЕМНО –ТЕНО-НО – тени нет, значит, нет света. ПРИЯТНО – ПЕЛЕ-ЛО-ТЕНО – пелена, человек, свет: светлое окутывает человека. С гласных слова не начинались. В основном слова на О после утраты К. ОСЕНИЛО – КО-ТЕНЕ-ЛО – осветило, ОПТИНА (Пустынь) – КОПО-ТЕНО – средоточие света, ОТТЕНОК – КОТО-ТЕНО-КО — приближение к свету. СОЧИНИТЬ – СО-ТЕНЕ-ТЕ – с освещением. ЧИН–ТЕНО – светлость. Река СЕНА – ТЕНО – светлая, ЦЕНТР – ТЕНО-ТОЛО – свет, средина дали, дороги, расстояния; СЕРЕДИНА – СЕЛЕ-ТЕНО – «светлое место». В индоевропейских языках корень этого слова «mit», «mid», в итал. это слово – «meta». В норв. дат.«midten», швец. «mitten». Как видим, первая часть «мета, метка», вторая – ТЕНО. В одних языках осталась первая часть, в других – обе части. Есть греческое слово СИММЕТРИЯ, где первоначально была приставка SYN. По грамматическим правилам Nперед губной М перешла в М. Архиолингвистический метод подсказывает, что здесь присутствует агглютинация двух корней ТЕНО – свет и МЕТР – ПЕ-ТОЛЕ, где ПЕ – знак, препятствие, ограничение, ТОЛЕ – даль, дорога, расстояние. Звучит примерно так: «светлый знак (мета) расстояния». В слове ИСТИНА утрачена первая фонема. Если поставим Н, то получится НИСТИНА. Вместо И – Е. Тогда будет НЕСТЕНА. Между С и Т ставим гласную О, тогда получится НЕСО-ТЕНО, древний генотип НЕСО – нести. Фонема Н была утрачена. Слово ИСТИНА – НЕСО-ТЕНО – несущая свет, что вполне соответствует понятию и логике.

Со временем понятие ТЕНО – аналог света стало самостоятельным. СВЕТ обрёл нынешнее имя. Есть резон предположить, что древнейшее слово ЗИМА – ТЕНО – светлая, белая, где цепь замен: З-С-Т, И-Е, М-Н, А-О – все в соответствии с общим правилом перекодирования. Откуда в языках знойных стран: др.инд., эвест., греч. – слово ЗИМА? Возможно, «светлая», «белая» – были общим понятием «светлый» - лучший. Так в шумерском письме знак «солнце» означал свет, день, белизну. В разных языках есть видоизменённое, но вероятное слово ТЕНО –«свет», так в румынском – FENY.

При озвончении ТЕНО стала ДЕНЬ, а ТЕНЕ ушла в тень. НО-ТЕ(НЕ) — нет тени –нет света, ночь. Однако в праязыке, в прибалтийских и других (Фасмер) слово НОЧЬ с корнем «nokt». Здесь возможна семантическая дивергенция от понятия НО-КОТЕ – не ходить (главный признак: ночью, как правило, спят, а не ходят).



ОТКУДА РУСЬ?!

В испанском, норвежском, португальском понятие «свет»- Lus, Luz, в латинском – Lux. В русском - ЛУЧ – «суженный свет». Но есть ещё источник света - ЛУЧИНА. В латинских и греческих древних письменных источниках РУСЬ называлась РУТЕНА, есть даже минерал РУТЕНИЙ– русский. Если Р заменим Л, то получится ЛУ-ТЕНО. Л переходит в Р, а Т часто переходит в С. И выявляется слово РУСЕ-НО. Отсюда – РУСЬ. Не случайно называли «светлая» или «святая» Русь. Источник названия Руси – источник света ЛУЧИНА. Неисповедимы пути истории слов. Мы не можем точно утверждать, что понятие ЛУЧИНА отражала понятие горящей тонкой, длинной щепки. Возможно, и это слово выражало понятие «луч света». Возможно, в нём отразилось понятие зимней страны – белой, светлой, так как слово ЗИМА – ТЕНО отражает тоже понятие «светлая».

Так археолингвистика вскрывает глубинные пласты бессознательной лексики и выявляет древние смыслы человеческого общения. Путь к этой этимологии– находить общие закономерности перекодирования лексики, чтобы приблизить её к первоисточнику языка человечества.

Академик А.Куманова, член академии информации при ООН, возглавила первую научную экспедицию в Карелию и на Урал (Аркаим) в поиске следов протоарийской цивилизации. В отчётную монографию «Аrianika» она включила исследования языка археолингвистическим методом. В рецензии по итогам экспедиции академик, доктор философских наук,полный профессор Оксфорда А.И. Субетто так отозвался об этом: «Лингвистический блок монографии - взгляд Леонида и Владислава Писановых и Николая Василева (болгарский языковед)на праязык – прослеживает связь славянского языка с языком праисторического человека на территории России».

Поиск протолингвистических следов соотносится с идеями Клода Леви-Стросса, с его утверждением, что фонологическая система помогает вскрывать законы бессознательных явлений. Археолингвистический метод способствует возврату утерянных первоначальных форм языковой структуры, подтверждает его слова, что в антропологии «лингвист содействует решению проблемы, обнаруживая в современном словаре стойкие следы исчезнувших отношений».





Список литературы и ссылки:

Арианика. София. 2016.

Амирова Т.А. Ольховиков Б.А., Рождественский Ю.В. История языкознания. М., 2003.

Бернштейн С.Б. Сравнительная грамматика славянских языков.изд.2, М.2005

БикертонД. «Язык Адама. Как люди создали язык, и как язык создал людей».https://litmir.biz/rd/69868/p19.

Бурлак С. А. «Происхождение языка» https://www.libfox.ru/361868-svetlana-burlak-proishozhdenie-yazyka-fakty-issledovaniya-gipotezy.html

Воронин С.В. Основы фоносемантики. Л.1982.

Даль В.И. Словарь живого великорусского языка.

Джаксон Т.Н. Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. М. 2001.

Зализняк А.А. Лекции о берестяных грамотах. Интернет.

Иллич-Свитыч В.М. Опыт сравнения ностратических языков. Словарь. М. 1.т 1971.

Куманова А., Н. Василев. Етимология и код на речта. Научный журнал Университета библиотековедения и информационных технологий № 9, София, 2011.

Куманова А. Нестинариана. Историография.Учебное пособие. София. 2014.

Куманова А. Очите на шари. София. 2014.

Леви-Стросс К. «Структурная антропология» http://yanko.lib.ru/books/cultur/stross_struktur_antrop.htm

Лосев А.Ф. Введение в историю языковых моделей. М., 2004.

Мейе А. Общеславянский язык. М., 2011.

Нишкатана Ариадна (Gloriabibliospherae). София, 2017.

Нерознак В.П. Теория лингвистической реконструкции. М.1988.

Погодин А.Л. Язык как творчество. Происхождение языка. М., 2001.

Писанов Л. П., Писанов В.Л. Великая тайна первородного слова: новая этимология русской речи. Челябинск. 2004. .

Писанов, Л.П.,Писанов В.Л.. Тайный код русской речи.: Т.1. Трактат о первобытном языке славян. Челябинск. 2008.

Писанов, Л.П., Писанов В.Л. Этимологический словарь.Т.2, Челябинск , 2009.

Писанов, Л.П., Писанов В.Л. Тайный код русской речи : Т. 1. Генетика слова. Издание второе. Дополненное, переработанное. Челябинск .2011.

Старостин С.А. Труды по языкознанию. М. 2007.

Сусов И.П. История языкознания. М., 2006.

Топоров В.Н. Теория и некоторые частные её приложения . Т. 1.М. 2004. О некоторых теоретических аспектах этимологии. Этимология. 1984. М.,

Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии М.1987,

Якобсон Р.О. Новое в лингвистике. М.1963. вып.3,Типологические исследования и их вклад в сравнительно-историческое языкознание

Gloria bibliospherae (НишкатанаАриадна). София, 2016.