ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

 
Подвиг доктора

Он спас Человечество от страшной эпидемии, привив себе «сибирскую язву»….

С древнейших времен сжигал Человечество «священный огонь», другие его называли - «персидский огонь», хотя неведомая и злая болезнь косила страны и города во всех уголках света. Во второй половине 18 века, а точнее – в 1783 году вспыхнула эпидемия и в Российской Империи, правда, пока – на её окраине, в Западной Сибири.

Пожар эпидемии распространялся быстро. Гибли люди, погибал скот. Чёрное горе накрыло целый регион. Что делать?

Медицинская коллегия Сената приняла решение: направить в уездный город Челябинск группу врачей, чтобы разобраться в ситуации. Возглавил врачебный десант 28-летний штаб-лекарь Санкт-Петербургского сухопутного госпиталя Степан Андреевский.

Надо сказать, что врачебной помощи в те годы в российской провинции не было никакой. Трудно это себе представить, но – совсем никакой. Лишь повивальные бабки, да знахари.

А тут – четверо медиков из самого Санкт-Петербурга. Впрочем, двое иностранцев сразу поняв, что дело предстоит довольно опасное, развернулись и уехали. Остались Андреевский и его помощник, давний товарищ подлекарь Василий Жуковский.

Они ездили по окрестным сёлам и деревням, расспрашивали людей, вели врачебные изыскания. Было вскрыто и исследовано около 200 трупов людей и животных. Степан Семёнович высказал предположение, что источником заражения являются всё же животные, а люди перенимают болезнь от них.

Это мы сегодня знаем, что людям запросто можно подхватить «птичий» или «свиной грипп», или ещё какую-нибудь «животную» заразу, которую позднее даже стали выращивать в секретных лабораториях в качестве бактериологического оружия. А в те века, когда винтовка-то была чудом военной техники, считалось, что человек от животного заразиться не может. Кроме того, причиной распространения эпидемий считались насекомые, комары. А, раз всех комаров перебить нельзя, то и бороться с эпидемией не надо. Молодой врач Степан Андреевский решил доказать обратное.

День этот зафиксирован точно: 18 июля 1788 года.

С утра Андреевский сходил в Хресторождественский храм, помолился. Придя домой, поприветствовал пришедших по его зову городничего фон Шейгоферна и судью Оловянникова. Столь высокие свидетели были нужны для того, чтобы эксперимент приобрёл официальный статус. К тому времени старый товарищ Жуковский приготовил всё необходимое для эксперимента.

В присутствии этих людей лекарь Андреевский вскрыл карбункул, взятый с трупа умершего от данной болезни, сделал порез на своей левой руке возле локтя и перенёс в свою рану заразные бациллы. Жуковский помог перевязать инфицированную рану.

Правой рукой Степан Семёнович открыл «скорбный лист», так тогда называлась история болезни, и начал заполнять, записывая свои ощущения. День за днём. «Чувствую жар»… «Начала кружиться голова»… «Тошнит»…. . День за днём….

«Расстройство и помешательство мыслей, соединенные с превеликим страданием, воспрепятствовали мне сохранить в памяти тогдашнее мое состояние во всем существе его...». Записи продолжил подлекарь Жуковский.

Тут же верный Василий Григорьевич приступил к лечению, процесс которого они оговорили заранее. В то время антибиотиков ещё не существовало, но лечение коллеги прошло успешно. Андреевский не только выжил, но и полностью поправился, отчёт с результатами своего опыта отправил в Академию наук.

Болезни он дал название – «сибирская язва». Подробно описанная в труде Степана Андреевского - «О сибирской язве», к сожалению, не сохранившемся, она перестала для медиков быть «белым пятном». Тем более, что сами первооткрыватели проехали по многим губерниям с лекциями.

Также результаты исследования были опубликованы Степаном Андреевским позднее в 1796 году в книге «Краткое описание Сибирской язвы, содержащее предохранительные и врачевательные средства в пользу простого народа». Книга эта через Сенат была разослана во все губернии Российской империи для руководства в борьбе с коварнойболезнью. Молодые врачи разработали меры предупреждения и распространения сибирской язвы. Ими даны простыеантиэпидемиологические рекомендации: соблюдать жесткие карантинные методы, а при появлении заболевания у животных не разрешать торговлю скотом и запрещать снимать шкуру с больных животных. В том числе, была настоятельная рекомендация создания и консервации скотомогильников. Благодаря учёным-подвижникам, эпидемию удалось остановить, а все будущие - предотвратить. Это научное открытие имело огромнейшее значение для всего мира.

Почти через 100 лет, в 1876 г. выдающимся немецким бактериологом Кохом, основывающемся на учение Андреевского, был открыт и выделен в чистой культуре возбудительсибирскойязвы. В то время этаболезньохватила почти всю Европу.

Подвиг лекаря был оценен современниками: его наградили орденом Святого Святослава III стипени. Это был первый случай в мире, когда врач получил орден не на поле боя, а в мирное время.

К сожалению, не сохранился Христорождественский храм, не сохранилось и здание, в котором произошло знаковое для всего человечества событие. Известно только, что оно было расположено на улице Сибирской. А вот дом на той же улице (ныне – улица Труда), который позднее построил Василий Жуковский, женившийся на челябинке, и ставший основоположником челябинской медицины, ещё сохранился.

Память об отважном учёном-медике С.С. Андреевском сохраняется челябинцами в названии небольшого сквера его имени. Однако за неимением даже небольшой мемориальной таблички, мало кто знает об этом. И даже портрета его не осталось.

Великая несправедливость, делающая нас иванами, родства не помнящими….

Надо сказать, с именем Степана Андреевского связано и первое… импортозамещение. Именно он в конце 18 века создал систему ботанических садов при больницах. Там стали выращивать лекарственные растения, которые ранее ввозились из-за границы.

И именно Андреевский построил и был первым директором Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Умер же он в 1818 году на посту губернатора Астраханской губернии.

Такая вот удивительная судьба, такой пример беззаветного служения Отечеству, его людям и Человечеству в целом.

Было бы правильно и символично новый аэропорт Челябинска назвать именем доктора Андреевского. Человека – высокого полёта духа и большой отваги.

Владислав ПИСАНОВ