ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

Verification: 08f23aa3642b781f

Разрушители мифов

Общественное движение СтопГОК объединило честных людей, отделив нечестных….

Сегодня Челябинск похож на жертву со связанными руками и заткнутым кляпом ртом, которому быковатый рэкетир РМК роет могилу и «доходчиво объясняет», что делает благо, что без этой могилы жертве будет плохо. А там, в могилке, и не жарко, и кушать не хочется, лежи себе на боку, полёживай. Детали упускаются из виду, они для палача не существенны. Правда, жертва продолжает отчаянно крутить головой, не соглашаясь с уготованной участью. Шея - СтопГОК - ещё не передавлена.

Классики потому и стали таковыми, что могли предсказывать общие тенденции, видели перспективу. Например, сказано: капитализм сам создаёт своего могильщика – пролетариат. Россия этот тезис прочувствовала в полной мере. Но История, однако, ничему не учит.

Не появилось бы в Челябинске общественное движение СтопГОК, если бы не кипрская «Русская медная компания», решившая уничтожить миллионный город. Причём, главным своим оружием против людей они избрали незамысловатую колонизаторскую тактику – посулы, замешанные на вранье, и стеклянные бусы.

Впрочем, давайте перейдём к конкретике.

Сперва - о бусах. С ними понятнее.

Начнём с малого: в нескольких школьных дворах поставили железные турники (несколько сваренных труб, покрашенных «кузбасс-лаком»). Назвали это по модному – тренажёрами для воркаута. Показали по телевизору. Похлопали в ладошки. Теперь стоят эти турники, сиротеют. Ведь кому же в ум пойдёт кувыркаться на железках при минусовой температуре? Да и про воркаут в наших широтах известно мало, тренеров нет. Дураков, чтобы травмироваться на этих «подарочках» - тоже нет.

Валяются бусы – не востребованные.

Ну, зрелище устроили – боксёрские бои. По бедности с «Ариантом» скинулись на звёзд бокса. Звёзды промелькнули, что тот метеорит, да и растворились. Только и успели Алтушкин, Арестов и Дубровский на их фоне сфотаться…. А народу и того не досталось. Древний-то политтехнологический лозунг – «хлеба и зрелищ!» - именно для народа предназначался, а они не поняли. Зрелище для себя сделали.

И эти бусики не впечатлили.

Ну, ещё какие-то недорогие разовые мероприятия проспонсировали, о которых уже не вспомнит никто. Так что, давайте переходить ко вранью.

Если заглянуть в победные релизы 2012 года, когда проект будущего Томинского ГОКа презентовал ещё губернатор Михаил Юревич, то увидим: речь шла о создании 700 рабочих мест. Сегодня имиджмейкеры РМК вовсю намекают, что будет чуть ли не «более 6000 рабочих мест». Каким «показаниям» верить? Теория сыска утверждает, что первичные показания, как правило, правдивее.

Более того, РМК на своём сайте с восторгом рассказывает о «беспилотных» карьерных самосвалах. То есть, грузовики работают без участия водителя, без человека. Пусть в Томино это случится не сегодня, но вектор ясен. А ведь гараж – один из основных коллективов горно-обогатительного комбината. Так что, минусуем и этот рабочий класс.

Кстати, о бульдозерах и самосвалах. Это – движимое имущество. С введением нового местного налога на это самое имущество, уровень рентабельности ГОКа значительно снижается. А это, безусловно, отразится на уровне зарплат.

Значит, миф об РМК как значительном работодателе – РАЗРУШЕН.

Пойдём дальше – по технологической цепочке.

Итак, 244 га деревьев уже спилено. Плодородный слой почвы снимают бульдозеры, укладывают его в бурты. Это – будущие борта хвостохранилища, к которому мы ещё вернёмся. Сейчас заглянем в яму. Это будет карьер, вернее – планируется, что это будет два карьера. Один – глубиной 540 метров (как Коркинский разрез), другой – 350 метров. Поверим, что так и будет, что медь не спряталась на ещё большей глубине. Но, как будут проходить эти метры грунта? Специалисты самого РМК признают: взрывными работами. Утешают: одна закладка не превысит 2000 кг взрывчатки.

Вспомним, что только самое начало создания Коркинского разреза потребовало 2000 тонн взрывчатки. Иначе говоря, только для того, чтобы дойти до рудного тела, потребуется не менее 1000 взрывов. Считай: по три взрыва в день.

Вопрос: поднимут ли пыль эти двухтонные взрывы? Разлетится ли эта пыль в воздухе? Не разнесуться ли взрывной волной и ветром микрочастицы пыли и гари во все стороны? Не осядут ли они на полях, лугах, в садах и водных объектах? Не отравят ли своим химическим содержанием воздух, почву и воду?

На все эти вопросы ответы не утешительные.

Нет-нет, слышится со стороны РМК, такого не будет. «А мы, - говорят они, - обезопасим окружающую среду. Мы на место взрыва будем класть… полиэтиленовые мешки с водой». Утверждают, что вода эта свяжет пылевые массы от взрыва, не даст им разлететься.

Вы думаете, что говоря такое, они смеются? Нет!

Вот и нам не смешно.

Ясно, что ни от чего такая мера не обезопасит, от двух тонн взрывчатки танки в клочья разлетаются (заряд противотанковой мины составляет 5-10 кг), не то, что «пакетик прозрачный». Более того, ошмётки полиэтилена – не самое лучшее наполнение для южноуральской экологии. Как известно, он в природе практически не разлагается. Вода же сможет спровоцировать только кусок грязи, который шлёпнется на голову скотине или человеку, причинив контузию.

Наверное, это понимают и в РМК. Так что, никаких водно-полиэтиленовых баррикад они строить, конечно, не станут. А все разговоры об этом – лишь для отвода глаз. Этакая хорошая мина при плохой игре.

Понятно и то, что взрывы – это сотрясение почвы, вибрация, которая скажется и на наземных строениях, и на подземной структуре. Более того, в районе грядущей разработки медных руд находится, внимание, подземная бензиновая линза. В результате беспечной хозяйственной деятельности человека, а проще говоря, от небрежности работников нефтеперекачивающей станции, практически по всей линии нынешнего нефтепровода «Транснефть» в течение десятилетий происходили утечки продуктов нефтепереработки. Они скопились под землёй. Аэрофотосъёмка легко выявила эти скопления, данные об этом есть. Что с этим делать? Никто таким вопросом не задавался: ну, есть подземное озеро нефти, и ладно. Сегодня же возникает опасность, что взрывы спровоцируют движение этой линзы в открытую экосистему, в Шершнёвское водохранилище, в Смолино, в Исаково.

Угроза такой экологической катастрофы вполне реальна.

Допустим, наплевав на издержки экологии, две ямы всё-таки раскопали. А, что там будет дальше? Вопрос даже не в рекультивации этих червоточин.

Дело в том, что именно здесь залегают встречные геологические пласты, земная кора здесь тонка и не монолитна. Коркинский разрез изрядно надломил эту самую земную твердь, литосферу, и та же история по соседству может привести к необратимым последствиям планетарного масштаба. Во всяком случае, по угольному разрезу правительственная комиссия сделала именно такие выводы http://goodevening74.ru/Tayna_razreza/. Теперь ситуация усугубляется.

Ладно, выкопали. Достали руду. Она там довольно бедна. Две обогатительные фабрики будут её перерабатывать: дробить-измельчать в огромных мельницах, потом «полоскать» в химии. Это, как в стиральной машине: порошок воздействует на грязную ткань, вымывает грязь и вместе с ней, в виде раствора уходит в канализацию. Чистая ткань остаётся счастливой хозяйке. Тут этот же процесс называется – флотация. И чистой тканью является медь. А то, что уходит – это на горняцком языке и называется - «хвосты».

Правда, в промышленном варианте грязь имеет вид мелкого песка, а мыльный раствор – более сложное химическое соединение. Но всё равно – пить это нельзя.

Все эти хвосты, по заверениям РМК, будут складироваться в этакой рукотворной лохани. Помните снятый плодородный слой? На него навалят другие вскрышные породы, разложат эти кучи по периметру квадратом. Получится, как дети в песочнице делают, такое «корыто», куда и пойдёт вся эта хвостатая грязь. Борта «песочницы» предполагается сделать высотой в 40 метров. А площадь этого хвостохранилища составит 400 гектаров.

Ещё раз уточняю: это заверения РМК, которые ещё не прошли государственную экспертизу. По первоначальному проекту хвостохранилище было в два с лишним раза больше. Борта его предполагалось поднять на 96 метров (для сравнения: высота 5-этажного дома – 20 метров). Общая площадь – более 800 га.

РМК утверждает, что от первоначального проекта отказались. Но! Когда губернатор Борис Дубровский сказал им: «Тогда верните в муниципалитет ту землю, которую не станете использовать!». Ему ответили: потом вернём. Он этот дурацкий ответ почему-то спокойно проглотил. Хотя понятно, что РМК старый проект держит про запас и намерено реально к нему вернуться. Ведь фантастическая затея о переброске «хвостатых» песков в Коркинский разрез абсолютно авантюрна. Именно потому её и не облекают в документацию, годную для государственной экспертизы. Говорят: потом сделаем.

Даже корифеям из РМК понятно, что весьма проблематично будет:

а) провести трубу метрового диаметра 14 километров по полям сельхозугодий, через железную дорогу и федеральную трассу М36 (Россия-Казахстан). По верху вести трубу с движущимся песком внутри опасно: не дай Бог прорвёт, беды не оберёшься (а песок протрёт железо обязательно). Под землю закапывать: вообще не реально. Объезда для транзитного автотранспорта нет, тем более – габаритного. Железку тоже не остановишь. Сельхозугодия рыть – кто позволит? Да, если и можно со всем этим договориться, то денег это потребует столько, что медью затраты десятки лет не отобьются. К тому же любой затор в этой трубе и выявить сложнее будет, и ликвидировать. Короче, игра не стоит свеч.

б) заставить влажный песок двигаться по трубе. Десятки мощнейших насосов, высасывающих массу электроэнергии, не спасут положения дел зимой, когда всю эту многокилометровую «реку» скуёт мороз. Паяльными лампами 14 км трубы отогревать станут? Или всё-таки в ближнее хвостохранилище сольют свои отходы?

Ну, хорошо, представим, что РМК всех победило, сделало трубу из корабельного железа, заставило песок послушно течь, куда надо. Трудно, но – представим.

Чтобы заполнить Коркинский разрез этим «закладочным материалом», потребуется более 25 лет. За это время, следует заметить, природа сама способна рекультивироватьданный техногенный объект. С трёх сторон, где горные работы не ведутся, уже образовалась своя устойчивая экосистема: выросла трава, деревья и кустарник. Причём, по утверждению директора ботанического сада ЧелГУ Веры Меркер, многие растения там уникальны. Это обусловлено тем, что микроклимат в разрезе на 8-10 градусов теплее, чем снаружи. В прудках уже развёлся карась, другая рыбная мелочь. На деревьях гнездятся птицы. Есть зайцы и иная мелкая живность. Неужели всему этому придёт труба? Труба РМК….

И из трубы этой будет валить в карьер химическая грязь. Подземные воды понесут эту грязь в подземные реки и артезианские скважины. Подземные реки впадают в наземные озёра и водохранилища. Конечный пункт воды – водопроводные краны жителей Челябинска, Коркино, Копейска и пригородных населённых пунктов.

Таким образом, людям предлагается просто выпить отходы Томинского ГОКа.

А взамен оставить ещё две огромные ямы, которые никто рекультивировать не станет. Которые так же заполнятся водой из подземных источников и осадков, и тут же превратится эта вода в ядовитую. Такова вся мировая практика медных месторождений. Все карьеры имеют кислотную основу, которая передаётся воде, разносится по воздуху в виде пыли. Это хорошо знают в штате Монтана (США), видимо, нечто такое же надо сотворить и у нас, в России, в Челябинске. А это уже – диверсия. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BB%D0%B8-%D0%9F%D0%B8%D1%82

Значит, миф об РМК как о благодетеле экологии – РАЗРУШЕН.

А, если этот проект экономически и экологически несостоятелен, то на кой он нам?



Владислав ПИСАНОВ


Verification: 08f23aa3642b781f
 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Информагентство "ДобрыйВечер74.рф" - лауреат Премии ОНФ "Правда и справедливость"
ИНФОРМАГЕНТСТВО "ДОБРЫЙВЕЧЕР74.РФ" - ЛАУРЕАТ ПРЕМИИ ОНФ "ПРАВДА И СПРАВЕДИВОСТЬ"
 
 
 
Яндекс.Метрика