ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

СтопПутин..?

СтопГОК – единственная организация, способная стать противовесом действующей власти….

Удивительное дело свершается на глазах челябинской публики: частный протест против действий Русской медной компании вырастает в мощное экологическое движение СтопГОК. И не всё тут безоблачно.

В принципе, «грязное бельё» на показ публике вывесили сами добытчики меди. Когда руководитель проектной организации Юрий Черкасов публично выступил с критикой проекта Томинского ГОКа, РМК распространило сведения о том, что это его личная месть за то, что с его предприятием не заключили контракт. Хотя ранее производственные отношения существовали. Но, в команде Игоря Алтушкина предпочли другую фирму.

Однако людей не заинтересовало – почему возник конфликт, их встревожила суть проблемы. Действительно, звучит грозно: прямо в пригороде миллионного города, в непосредственной близи от его питьевого источника – Шершнёвского водохранилища будет построено медеизвлекательное предприятие полного цикла. То есть, взрывами и экскаваторами здесь будут копать огромный, более полукилометра вглубь, карьер, будут извлекать руду. Потом огромные мельницы станут перемалывать камни, и обогатительная фабрика добудет с помощью сложных химических реакций из тонн руды крупицы меди.

Отходы фабрики сольют в так называемое хвостохранилище. Это такая лохань на миллионы тонн отходов (довольно ядовитых, надо сказать), построенная прямо на земле со стенками – почти в 100 метров в высоту.

Не полетит ли пыль на Челябинск? Не пострадают ли от мощных взрывов дома в городе и посёлке Томино? Не просочатся ли реактивы в подземные источники, а, затем, и в кухонные краны? Не прорвёт ли дамбу хвостохранилища, убив всё вокруг?

Законные вопросы ставят люди.

Но, вместо того, чтобы ответить на эти вопросы, начинаются какие-то политические игры, замешанные на весомой доле лукавства.

Возможно, РМК, действительно, оказалась заложницей группы политиканов, преследующих свои интересы, но получилось то, что получилось.

А получилось плохо. Частный конфликт перерос в потасовку федерального уровня. Причём, речь уже идёт не столько о ГОКе, сколько о власти. Причём, заигрались обе стороны.

Особенно явно и ярко это прозвучало на митинге СтопГОКа, прошедшем 17 апреля в центре Челябинска. Во-первых, за челябинскую экологию крепко досталось мэру города Евгению Тефтелеву, губернатору области Борису Дубровскому и, конечно, президенту страны Владимиру Путину. Слов нет: они, действительно, несут каждый свою долю ответственности. Но обвинять их в том, чего ещё нет, а только ещё может быть – это, согласитесь, уж слишком.

Впрочем, на критике власти противоборствующие стороны сходятся. Движение СтопГОК вообще ныне стало той лакмусовой бумажкой, которая выявляет истинное положение дел.

Давайте чуть отойдём от митинга, взглянем на сложившуюся в Челябинске эколого-политическую ситуацию в целом.

Итак. Три года назад президент Путин снял губернатора Юревича, назначил на его место Дубровского. Дубровский назначил Тефтелева. Власть в глазах общественности стала, таким образом, триединой. Кинь камень в одного, во всех попадёшь. Без промаха.

Интересно, что местные руководители проявили чуткое, бережное отношение к кадрам предшественников. Те, кто явно не заворовался, и против кого не возбуждено уголовных дел, остались на своих местах. Но Юревича-то сняли не просто так, а за экономические и, наверное, политические просчёты. Как объяснял сам губернатор: он просто устал. Логично предположить, что вместе с ним устали или просто не умели работать и его кадры. Почему они должны были стать вдруг профессионалами при Тефтелеве и Дубровском? Они и не стали. Но люди-то ожидали от «новых мётел» ярких перемен к лучшему…. К бездельникам-чиновникам приплюсуйте дороги, асфальт с которых сошёл вместе с ушедшими, да весеннюю неустроенность их обочин как следствие разваленного городского хозяйства. Ясно, челябинцам всё это не понравилось.

Мало в огонь стали подливать приезжие деятели культуры. То некий рэпер Баста заявит, что ему не нравятся дороги Челябинска, то аж сам Владимир Соловьёв удивится, что в столице Южного Урала стоят «мёртвые деревья». И это в середине-то апреля!

Это старенькая, но добротная политтехнология: обвинять в том, что исправить нельзя. Во всяком случае, быстро исправить нельзя. Это, как угреватому юноше сказать с презрением: «Прыщавый урод!». Что он ответит? Ясно, что винить надо особенности подросткового организма, но подобная издёвка бьёт наповал.

Протестный электорат, конечно, клюёт на заявления медийных персон. Приятно ведь в такой компании поёрничать, поизгаляться над начальниками. И чувствуешь себя причастным, и тебе за это ничего не будет. Правда, создаётся впечатление, что этих деятелей культуры кто-то убедительно попросил маленько покритиковать власть. А тем: что не поп, то и батька. Кто платит, тому и серёжка из ушка.

Не случайно, видимо, среди активистов СтопГОКа замечены государственные служащие из коридоров власти. В том числе – из руководства культурой.

Вернёмся на митинг. Защищать южноуральский СтопГОК приехала целая делегация из Москвы: правозащитники с фотографами. Яростно выступала одна дама про челябинскую экологию, пугала, но всё как-то невпопад. Создавалось впечатление, что некий универсальный текст заучен, меняются только географические названия.

К примеру, людей пугают, что их регион, якобы, самый неблагополучный в стране по онкологии. Главный же онколог области Андрей Важенин утверждает: «Онкологическая ситуация в регионе тревожная, но она мало чем отличается от других промышленных регионов России. К тому же у нас ситуация намного благополучнее и благоприятнее, чем, к примеру, в Западной Европе или Соединенных Штатах – тех странах, которые мы привыкли называть западным цивилизованным миром». Далее утверждается, что в областном центре самый экологически неблагополучный район – Ленинский. Откуда такие сведения? В Ленинском нет промышленных предприятий, характеризующихся значительными выбросами вредных веществ. Роза ветров тоже проходит мимо, сгоняя ветер с металлургических комбинатов на задворки города, куда-то в сторону аэропорта. Зато в этом районе есть прекрасное озеро Смолино, создающее курортную атмосферу для жителей. А вот, кстати, про Металлургический район тоже вспомнила, откуда-то взяла, что там настолько старые трубы водопровода, что они сами являются источником заражения питьевой воды. Не знала дама, что депутат от этого района Владимир Мякуш – председатель Заксобрания области и четыре года назад он навалился своей «политической тяжестью» на губернатора, выбив из бюджета 150 миллионов рублей как раз на замену водопроводных магистралей. Всё поменяли, всё новенькое стоит! Заодно и схему отопления усовершенствовали. А уж про тотальный мышьяк в Челябинской области она совсем пальцем в небо попала. Лишь однажды пять лет назад он мелькнул в Аргазинском водохранилище, причём, в допустимой концентрации, и больше об этом никто не тревожился. И откуда что берётся…?!

Ясно, что ситуация раскачивается злонамеренно. Благородное природоохранное движение обросло прилипалами из деструктивных политических сект и иностранных агентов (в понимании Закона об НКО).

Если раньше активисты молодого СтопГОКа скромно ходили по газетам, приносили заметки о геологах РМК, которые замусорили лес вокруг Томино или «компромат» про кипрские корни «Русской медной компании». То теперь они даже изгоняют неугодных журналистов со своих мероприятий, организуют митинги в традициях «оранжевых революций», используя наработки НЛП и хаббардистов. Явно, сюда вливаются немалые деньги.

Но, кому это нужно? Кто перехватил народную инициативу, переведя технологический спор в политическую плоскость? Ведь первые фамилии, которые прозвучали на многотысячном митинге: Путин, Дубровский, Тефтелев. И звучало это отнюдь не в благодарственном ключе.

Чтобы ответить на древний вопрос – «кому выгодно?» - давайте взглянем ещё на одну экологическую коллизию, разворачивающуюся в Челябинской области.

В 40 км от Челябинска уже 80 лет работает Коркинский угольный разрез. Уникальная воронка, полукилометровой глубины, пятикилометровой ширины, объёмом почти в два миллиарда кубометров. Никогда это предприятие не звучало в местной экологической повестке. Внимание на разрез обратил лишь Владимир Путин, будучи ещё премьер-министром России. Причём, привлёк его не столько сам разрез, сколько ветхоаварийное жильё на его борту. Домишки, построенные в 30-40-е годы, износились, буквально, до прозрачности. Да и соседство с ямой, находящейся в реальном производстве, не добавляло людям уверенности в завтрашнем дне.

Принято было решение – отселить людей. Учёные посчитали: 300 метров от борта разреза – это неблагоприятная зона для проживания, жителям её надо покинуть. Так всё и сделали.

И вдруг!

Прилетел на борт разреза тюменский депутат Госдумы РФ Максим Шингаркин и ну раздувать экологический пожар! С его подачи несколько местных жителей вдруг почувствовали, что из-за горения угля в разрезе они просто не могут дышать, что скоро они помрут от рака, что школы и детски сады (ближайший - 500 метров от борта) вдруг сползут в гигантскую воронку, погубив сотни детей!

Причём, эти тухлые страшилки стали агрессивно тиражироваться на митингах и в средствах массовой информации. Увещевание главврача районной больницы о замечательной онкоситуации в их районе, заявление директоров школ об отсутствии предмета беспокойства - никого не остановили. Идёт устойчивый пропагандистский накат на Коркинский разрез и эксплуатирующую его Челябинскую угольную компанию. Рефреном же идёт: Путин обещал всем новые квартиры, Путин обещания не выполнил…!

Казалось бы – какая связь между двумя экологическими баталиями?

Но вот мы смотрим программу Андрея Караулова «Момент истины», и что видим: озабоченный уральскими проблемами сибирский депутат Шингаркин выступает в поддержку… Русской медной компании. И его коллега по Госдуме тульский депутат Юрий Афонин ни с того ни с сего кинул камень в движение СтопГОК: мол, не подкуплены ли его лидеры иностранным врагом?

В то же время в ящики жителей Томинского поселения попадает лощёная газета, где восхваляется будущий ГОК и шельмуется… Коркинский угольный разрез.

Вот уж поистине – момент истины!

Получается, что вся эта полит-экологическая заваруха дирижируется из одного центра. Из какого? И, главное, зачем?

Ну, тут всё просто. Заметных депутатов от Челябинской области в Госдуме два: экс-губернатор Михаил Юревич и эсэр Валерий Гартунг. Известно, что оба – в дружеских отношениях с медной компанией. Юревич даже спонсировал РМК из бюджета области, а Гартунг получал спонсорскую помощь от РМК на выборы (наверное, и надеется получить ещё). Вот последнее обстоятельство – отсутствие солидного финансового и политического ресурса – и вычёркивает Гартунга из списка претендентов.

В пользу Юревича говорит и тот факт, что он сегодня является председателем Попечительского совета Московского Красного Креста, член его Президиума, а эта уважаемая организация со штаб-квартирой в Женеве, безусловно, близка упомянутым иностранным агентам.

А все челябинские медиа-ресурсы, принадлежащие Юревичу, хором выступают против экологов. Например, упомянутые Шингаркин и Афонин выступали на юревичевском 31 канале….

Запутались? Получается, что Юревич одной рукой – за ГОК, другой – против? Как такое может быть?

А для политика – ситуация нормальна.

С одной стороны, Михаил Юревич никогда не скрывал своей симпатии к РМК. Когда прорвало плотину Михеевского ГОКа и затопило деревни, губернатор спокойно списал это на общий паводок, направил на ликвидацию последствий три миллиарда бюджетных рублей. РМК в кассу области не внесло ничего. Именно Юревичу принадлежит популяризация идеи складирования отходов медного производства (хвостов) в… Коркинском угольном разрезе. Ясно, если «отжать» разрез у угольщиков, то это сэкономит колоссальные средства для РМК и нивелирует слабое место с ненадёжным проектом хвостохранилища на Томинском ГОКе. В самую большую яму Европы можно свалить всё – не выплеснется!

С другой стороны, движение СтопГОК – единственная в Челябинской области организация, способная сегодня стать эффективным противовесом действующей власти. Экологическая оппозиция – мощный рычаг давления и на бизнес, и на политику. На её плечах можно стать не только депутатом, но и губернатором, и…. При некоторой смене вертикали власти в Москве – и членом правительства России. Почему бы молодому честолюбивому политику не рассматривать для себя такой вариант? Не лежать же, в самом деле, кверху пузом на израильском или итальянском пляжике….

Но для этого вертикаль надо раскачивать….

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика