ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

 

 

 

Тайна городских коллапсов

Челябинск – столица коррупционной революции России. Юревич, Дубровский, Тефтелев создают «оранжевый» город….

Политика пришла в каждый двор. Переполненные мусором баки красноречиво «агитируют» за действующую власть….

Политика пришла на улицы Челябинска снятым асфальтом дорожного полотна. Но ремонтировать дороги никто, похоже, не собирался.

Подвела только погода. Стояло тёплое бабье лето и челябинцы не слишком замерзали в своих панельках. Как назло. При хорошем минусе, всех бы проняло.

«Мусорный коллапс», «экологический коллапс», «дорожный коллапс», «коллапс власти»…. Зашумели виртуальные митинги в соцсетях и реальные – на улицах.

Наивно полагать, что действующий мэр Челябинска Евгений Тефтелев и губернатор области Борис Дубровский – лохи. Да, конечно, широкую общественность именно в этом и хотят убедить в самом начале предвыборной кампании 2019 года. Мол, они даже не могли предвидеть последствия закрытия единственной городской свалки миллионного мегаполиса. Мол, они даже не могли себе представить, какими словами костерят их тысячи автомобилистов, разбивая подвески своих любимых авто на рукотворных колдобинах.

Точно – лохи, полные коллапсоиды. Не догадываются даже, что им пора требовать у Президента добровольной отставки и бежать куда подальше….

Всё было бы так. Если бы не политика. Политика пришла в Челябинской области на улицы и во дворы. Так что, неумелым хозяйствованием тут ничего не объяснишь. В политике всё не так, как кажется.

Башни Кремля играют в бадминтон. Челябинск – воланчик. Бац!- Бац!- Бац! Никто не задаётся вопросом: больно ли волану? Здесь на кону иные резоны.

Жил-был в России Президент. Когда срок его президентства закончился, демократично передал власть другому человеку. Своему, верному, но – другому.

А у того, другого, свои шепутуны нашлись, свои семейные планы и традиции. Вот возьми он, да и вильни собакой: назначил на пост губернатора Челябинской области несогласованного Михаила Юревича.

Всё бы ничего, да тут такая история приключилась. Ещё на посту начальника ФСБ России В.В. Путин прекрасно знал этого самого Юревича. Ну, не лично, конечно, а всю его деятельность и все его личностные качества.

Ну, про личные качества говорить не станем. Они довольно мерзкие на взгляд провинциальный, однако в московских коридорах и спальнях и не такое видали. Можно сказать, что такие «крючки» - это и есть одно из условий вхождения во власть. Вернее, приближения к ней.

Но сперва у Юревича главным было не это.

Видится, что дело развивалось примерно так. Молодой предприниматель «лихих 90-х», запутавшись в криминальных делах и связях, быстро попал под влияние спецслужб. Те, пообещав защиту и помощь, выдвинули встречное предложение: финансирование государственных нужд «невидимого фронта».

Понятно ведь, что есть такие сферы деятельности, которые не афишируются, которые по бухгалтерским счетам не проведёшь. Проще говоря, государству банально нужен «чёрный нал». И макаронник, имея торговую сеть, вполне отвечал этим нуждам. Потому – договорились.

«Макфа» стала расти и развиваться. Начала даже открывать филиалы за границей. Действительно, зачем везти через таможни и досмотры чемоданы денег, когда можно пополнять кассу сравнительно честным способом прямо на месте, за бугром.

Так стал набухать частный бизнес, а вместе с ним и его владелец, зашагавший по креслам Госдумы России разных созывов.

Однако на этом пути предприниматель вдруг понял: он уже и сам с усам, незачем перед полковниками шапку ломать. Ведь те деньги, что он раньше «макаронил» на госнужды, охотно стали получать те, кому полковники сапоги чистили. Так случилось перераспределение потоков.

Большие кремлёвские люди были рады оборотистому челябинцу, похлопывали его покровительственно по плечу: давай-давай, вези зелёные чемоданчики.

Тот отвечал: рад бы больше везти, но ресурс личный очень уж скромен, без бюджетной помощи не обойтись.

- Какие вопросы? – улыбались те.- На тебе, для начала, город на разграбление.

…И все удивились, как это вдруг какой-то Юревич стал главой Челябинска. С какой это радости? Потом к этой радости и вся область добавилась.

Для эффективного решения поставленных задач появился финансовый мегапроект: «дорожная революция». Получаешь из бюджета, к примеру, миллиард безналичных рублей, и тут же отвозишь в некий высокий кабинет под звездой Спасской башни наличные за минусом комиссионного процента. Чтобы обеспечить моментальный сбор этих наличных, нужна была бизнес-структура, вплотную связанная со сбором денег от населения.

Так стала расширяться бизнес-империя Юревича и Ко.

Производство продуктов питания от муки до макарон и пельменей давало живые деньги через торговлю. Кроме того, реализовывалась и иная продукция сельского производства, вроде отрубей, сена-соломы и проч.

Плюсом стало жилищное строительство, в кассу которого доверчивые дольщики несли свои кровные миллионы рублей. Конечно, изначально никто не планировал их нагло кинуть, ведь квартиры можно было достроить за безналичные средства.

Далее – собственно торговая сеть и крупные торговые комплексы. Не надо с ларёчников, по копейкам собирать: солидная наличная кучка в одном месте обретается. Если вспомнить открытые публикации, то ловкий вор в магазине «Ашан» дневную выручку увёл – 8 млн. руб. Забавная, хотя и мутная история. Но речь не о ней.

Постоянный приток наличных средств давало, конечно, население, обеспечивающееся облгазом, но деревенский житель – субъект хлопотный и финансово не стабильный. Гораздо эффективнее работает с городским населением система ЖКХ мегаполиса. Люди не могут жить в своих муравейниках без отопления, воды, канализации. А деньги не пахнут, и их всегда принесут. Потому на 80 процентов данный рынок заняли члены кобанды Юревича. В том же русле – автостоянки.

Свою толику налички вносил и медийный холдинг, получая от частных рекламодателей живые деньги. Именно для этого произошла концентрация всех областных и городских средств массовой информации под одно управление. Централизованное выделение средств, и предоставление льгот своим редакциям в обмен на «чёрный нал», плюс верное идеологическое обслуживание.

Коррупционные средства, полученные чиновниками более мелкого ранга, точно так же поступали в общую казну и уходили «наверх». Ясно, за вычетом комиссионных. Это называлось: «отдать взнос в профсоюз». Платили все, кто хотел оставаться в чиновничьем кресле. Кто боялся идти против закона – вылетал пробкой. Трус не играет во власть с Юревичем. Он своих тренировал жёстко.

Про криминальные источники говорить не будем. Это – отдельная тема.

Так пылесосом откачивались наличные деньги, собирались в чемоданы для отправки в столицу нашей Родины. Юревич на некоторое время, надо думать, стал заложником этого бега по кругу.

Но, надо и знать характер «Миши-бульдозера» (как его называли соратники). Видимо, в определённый момент он понял, что эти «большие дяди» уже плотно сидят на его игле финансовой. И уже он командует и ими самими, и теми полковниками, которые лижут сапоги начальников.

И уже он начал руководить прикормленными чиновниками, которые по свистку прилетали в Челябинск разруливать его проблемы или удовлетворять его хотелки. Все высшие звания и иные формальные регалии власти – всё ему, любимому, давалось по первому требованию. В высшие круги «Единой России» его демонстративно продвинули, обещая, видимо, в перспективе пост в руководстве страны.

Однако, долго ли, коротко ли, а первое лицо страны вернулось-таки в свой президентский кабинет. Вернулось, но со временем обнаружило, что его некогда верные псы лижут чужие руки. Им уже не интересно служить за сахарок и доброе поглаживание. Они уже привыкли из своих мисок чёрную икру на мраморной говядине жрать. И деньги на эту жратву приходят из того источника, который ранее питал государственные нужды. А нужды? Нужды спустили в нужник.

Произошла, если не полная, то очень серьёзная и масштабная перестройка чиновничьего аппарата, произошла «коррупционная революция», захватившая все слои чиновничьего населения. Ведь откаты и взятки стали не частным делом каждого конкретного человека, а своего рода должностной обязанностью. Но обязанностью сладкой. К рукам прилипало.

К этому привыкли. Это превратилось в общероссийскую систему, не последним звеном которой, как видится, был челябинский губернатор Михаил Юревич.

И, когда где-то возникает речь про антипутинскую оппозицию, то это надо понимать, как работу тех самых коррумпированных структур, которые создали юревичи России. Ясно, что этот спрут силён и разветвлён. А в Челябинской области – незыблем.

Впрочем, атаки на коррупционные бастионы идут целенаправленно, хотя и несколько хаотично. Инициируются они исключительно из Москвы, которой невозможно постоянно заниматься только Челябинском. Потому, последовательность прерывиста.

Челябинский губернатор Борис Дубровский, которого В.В. П. поставил вместо Юревича, никаких действий не предпринимает. Либо – струхнул против всесильного предшественника, либо элементарно куплен им. Или – получил соответствующую команду из одной из кремлёвских башен, считая, что она главнее, чем Сенатский дворец, рабочаярезиденцияПрезидента РФ. По факту: ни кадровые назначения, ни бизнес-проекты Юревича не тронуты. Были. До последнего времени.

Нет, время от времени то один, то другой соратник ближнего круга Юревича попадает на допрос к следователю ФСБ или прокуратуры. Кто-то даже идёт в места не столь отдалённые. А кто-то отделывается лёгким испугом. Но кардинально это картины не меняет. Там, где нужна хирургия, мазями не вылечить.

Похоже, такое понимание докатилось до Москвы. Когда стало ясно, что Юревич готовит победоносное возвращение через прямые губернаторские выборы.

В самом деле, хотя его и объявили подозреваемым, дважды подследственным, но виновность в демократическом обществе определяет суд. Без суда Миша-бульдозер чист, как стёклышко. А на выборы может заявиться уже со статусом кандидатской неприкосновенности. В принципе, имея мощный политологический и идеологический аппарат, «свой» чиновничий слой, есть теоретическая вероятность избраться даже из Лондона. Можно оттуда даже руководить областью, законодательство этого не запрещает. При современно развитии цифровых технологий: хоть совещания проводи, хоть документы визируй – нет проблем. Президента, таким образом, поставят перед фактом.

Кого ему можно противопоставить? Ну, Дубровского. Кого ж ещё?!

И вот Дубровский публично заявляет, что станет баллотироваться на пост губернатора в 2019 году. Хочет ли он этого на самом деле – большой вопрос. Скорее всего, он понял, что влип, находясь меж двух огней, но…. Что поделать…?

Между тем, Москва начинает атаку на финансовые потоки Юревича, пытаясь создать проблемы с финансированием его избирательной кампании. А, кроме того, понятно, что направляемые им когда-то финансовые потоки ей нужны для собственных нужд, для государственных. Но Дубровский решить эту проблему не может. Бизнес у Юревича ему отжать слабо. Приходится финансово ёмкие проекты выдумывать, типа высокоскоростной магистрали или саммитов. Кажется, что при больших деньгах легче отщипнуть что-то на пропитание, но обезопасит ли это от мест не столь отдалённых?

Положение хуже губернаторского пока только у экс-губернатора.

Тот прячет свои активы в оффшорные зоны за границей или в другие области России. Создаёт видимость отвода своих «генералов», заменяя их на верных людей из второго эшелона, на запасных игроков. Переводит бизнес на других людей. Идёт сложная и интересная партия. Как раз такая, какую любит окружение Юревича. И, следует признать, эти ребята умеют в неё играть.

«Мусорный коллапс» - как раз часть этой игры. Известно, что мусорный бизнес в Челябинске со времён Юревича находился в руках людей, как говорится, аффилированных с ним. Дубровский и мэр Тефтелев сложившейся практике не препятствовали. Но из высших кабинетов указали, что лучше с этим делом справится предприятие, которое связывают с сыном генерального прокурора РФ. Понятно, что Чайка-младший в такую мелочь ввязываться просто для бизнеса не стал бы. Мелковато и хлопотно очень. Но – если надо, значит – надо.

Конечно, провести такую рокировку в обычной обстановке не составило бы труда. Это прошло бы незамеченным публикой, если бы… хотели провести незамеченным. Но Москве (читай – Путину) было продемонстрировано образцово-показательное выступление прямого саботажа. Оппоненты этим как бы сказали: «Будешь дёргаться, мы тут тебе оранжевую революцию устроим!». Тем более, что многие общественные организации создавались Юревичем и их руководители с его руки едят. Бронепоезд же СМИ уже мягко сошёл с запасного пути.

Кстати вспомним, что стояночный бизнес отжать в пользу москвичей не удалось. Без шума перетёрли. А тут дали бой. Открытый бой.

Как ни странно, но такое положение дел удобно и для Дубровского. Возрастание его антирейтинга – благовидный предлог выскользнуть из схватки. Есть мнение, что он столь неумело действует именно по подсказке политтехнологов лондонского сидельца. Кстати, офис этих политтехнологов, близких известной медедобывающей компании, находится точно в том же челябинском бизнес-центре, в котором располагает свои сыновние предприятия г-н Дубровский. Угадайте, кому принадлежит здание этого бизнес-центра? Кто получает свои бонусы от аренды?

Вот и получается: Москва кидает камни в челябинское болото, а они только хлюпают, ничего не меняя. Только дно укрепляется.

Тут трактором чистить надо. Но кому рычаги дёргать?

Владислав ПИСАНОВ

Фото из Фейсбука