ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД 

18+

 


      
 

Тень Сумина

Память руководителя, оставившего грядущим губернаторам богатую область, пытаются растоптать….

Правда о Сумине глаза колет. Наверное, не очень приятно нынешним чиновникам слышать постоянные «тычки» сравнений с давним главой региона – Петром Ивановичем Суминым. Настолько, видимо, эта память народная изжогу вызывает, что решили даже вдову почившего губернатора лишить материального довольствия (около 50 тыс. руб. в месяц), права пользования служебным транспортом (которым она и не пользовалась), да возможности лечиться в госпитале для ветеранов (элитной лечебнице областных боссов).

Этому вопросу Законодательное Собрание Челябинской области даже специальное время уделило. Решили, постановили…. Причём, председатель Заксобрания Владимир Мякуш – ещё и председатель комиссии по увековечиванию памяти Петра Ивановича Сумина. Но обидел вдову, не поперхнулся…. Сэкономили….

Чем же не угодил покойный губернатор сегодняшним начальникам? Почему его тень тревожит их, не даёт спокойно спать?

Нынешний губернатор Борис Дубровский так и не понял: почему у Сумина получилось область поднять из руин перестройки, и личный авторитет у элит и народа сохранять высочайший. В чём там был фокус?

Интересно, что созданное П.И. Суминым движение «За возрождение Урала» пытались переименовать: и пришедший во власть Михаил Юревич, и следовавший за ним Борис Дубровский. Им, видимо, казалось, что всё дело в неких внешних атрибутах, в названиях. В суть же проникнуть не сумели. Но, если главарь-Юревич особо в тонкости не вдавался, просто дал своей разбойничьей шайке команду грабить захваченную территорию, да получал с этого атаманский калым, то Дубровский попытался стать Суминым, хотя бы – в некоторых внешних проявлениях (об этом – позднее).

С момента смерти Петра Ивановича пролетело уже 7 лет. Выросло новое поколение южноуральцев, которые толком и не знают, что это был за человек, что это был за руководитель. Начать с того, что это был первый губернатор, которого выбрал народ. Безо всяких дураков, честно выбрали. Время было перестроечное, перестрелочное. Очень непростое. А бюджет области за время работы Сумина вырос в 5 (пять!) раз. Все совместные предприятия с зарубежными инвесторами были созданы при «красном губернаторе», который не маниловщиной занимался («Сделаем Челябинск Питтсбургом»), а нормально решал проблемы, ко взаимной выгоде сторон. И из офшоров сумел промышленность вернуть, интересы региона сделал интересами новых собственников предприятий, бизнесменов.

При Сумине предприятия не закрывались, вузы не сокращались, больницы и школы, детские сады и клубы ремонтировались, военные училища процветали. Уж кто-кто, а Дубровский-то должен помнить, что именно губернатор Сумин непреодолимой стеной встал на защиту ММК, когда решался вопрос скупки его акций с намерением закрыть комбинат. И подобных историй тогда было в достатке.

Как ему удавалось отстаивать интересы области?

Сумин был государственник. И он был мудр, поставив своей задачей преумножать, а не растаскивать. Именно этой сверхзадачей он руководствовался, когда произнёс свою знаменитую фразу: «Я мародёров в область не пущу!». Речь тогда шла о свердловских медных королях, положивших глаз на челябинские месторождения. Губернатор уже в то время представлял: как это будет и чем кончится. Но Юревич пустил РМК. Дубровский его начинание продолжил. Теперь Челябинск имеет СтопГОК, многолетнюю нервозность, а кончиться это может не Питтсбургом, а мёртвым городом Детройтом.

Конечно, отличный семьянин Пётр Сумин не мог себе позволить гомосексуальных связей, кокаиновых вечеринок или прямых издевательств над подчинёнными. Он даже ни одного предприятия ни у кого не отжал, и другим не очень-то позволял.

Вот простой пример: Валерий Гартунг был прямым политическим противником Сумина, немало крови попортил действующей администрации. В то же время его кузнечно-прессовый завод формально оставался подразделением «УралАЗ». Мог Сумин административным ресурсом надавить и отнять предприятие? Конечно. Сделал это? Нет. Более того, именно он помирил собственников, завод поднялся, насытился заказами. Сейчас уже молодой Андрей Гартунг стал матёрым руководителем-производственником.

Недавно на ЧКПЗ и Дубровский съездил. Ну, без слёз не взглянешь! К слову, он был здесь в 2014 году, тогда «стороны обговорили пути развития внутриобластной кооперации между ЗЭМЗ и ЧКПЗ. В рамках реализации Стратегии развития области Дубровский поручил своему советнику по экономическим вопросам проработать вопрос привлечения сюда инвестиционного проекта, еще раз напомнив, что опираться, прежде всего, необходимо на внутреннего инвестора».

Прошло четыре года.

- Челябинский кузнечно-прессовый завод важен для развития регионального машиностроения. Здесь ведется активная конструкторско-технологическая деятельность, налажено крупнейшее в России производство грузовых колес. Линейка продукции очень широкая и включает в себя предложения для предприятий многих отраслей промышленности. Есть потенциал для развития и реализации более масштабных проектов, – сказал на ЧКПЗ Борис Дубровский. Кому сказал? Андрею Гартунгу? Так он это знает. Стоящему рядом Гаттарову? Так тот должен это знать и без начальства.

Просто, важно надув щёки, решил губернатор воздух поколебать, паузу заполнить? Да! Эта манера появилась при Юревиче, который, конечно, не знал ни людей, ни промышленности региона. Ему готовили пресс-релизы, он их тупо озвучивал. Типа – умный. Его преемнику юревичевские кадры, конечно, не смогли предложить ничего другого. А сам он не дотумкал, что выглядит полным….хм… довольно странно.

Да, но что предложил он предприятию? Вы будете смеяться: «открыть новые производства автокомпонентов и создать индустриальный парк для малого и среднего бизнеса». Он думает – бизнесмену Гартунгу больше заняться нечем, как «детишек» нянчить? Ясно, что тот мягко послал губернатора на… АЗ «Урал». Мол, там и мощностей больше, и загрузка меньше. А мы – поддержим, конечно, поддержим….

Не будем уж говорить, что «Уфалейникель» прекратил своё существование, что Златоустовский металлургический, отданный «мародёрам» с криминальным душком, почил в бозе…. Намедни Дубровский собирал промышленников, так, по сообщениям СМИ, руководитель одного из металлургических заводов просто к нему не поехал. Ну, был Дубровский в прошлом году у них, встречались, беседовали, и что? Реальному товаропроизводителю пустые разговоры не нужны.

Сумин же в 2009 году, выслушав отчёт гендиректора Ашинского метзавода Владимира Евстратова, распорядился включить АМЗ в федеральный список системообразующих предприятий. Федеральное и областное финансирование позволило завершить на заводе масштабный проект по модернизации оборудования. Вот такой конкретный, хозяйский подход…. Конечно, люди, глядя в спину Дубровского, говорят нелицеприятное: «А вот при Сумине…».

А был ещё «стан 5000» и «стан 2000» на Магнитке, многие другие инновационные проекты реализовывались, а не забалтывались. Даже то «экологическое» оборудование на Карабашском медеплавильном заводе, которым ныне хвалится РМК, было по большей части установлено при Сумине. Ему не нужны были дутые проекты типа ТЛК «Южноуральский», ВСМ или саммит ШОС-БРИКС, чтобы создавать видимость грандиозной занятости. Сумин знал область, людей, потому настраивал этот механизм тонко, с пониманием всех аспектов.

Чуть выше прозвучало о «внутриобластной кооперации». Это было спасительное для экономики региона изобретение П.И. Сумина, закольцевавшего всю региональную промышленность на взаимную поддержку. Да, где-то давил, где-то уговаривал и заинтересовывал, добиваясь общего положительного результата, общего подъёма. Запущенный им механизм поддерживает промышленность области и до сего дня. Но КПД его падает. После смерти Петра Ивановича люди Юревича разогнали тех, кто в этом смыслил. Для Дубровского же остался отголосок, который он протранслировал три года назад на ЧКПЗ без особого значения и последствий. Побыл чуть-чуть Суминым…. http://goodevening74.ru/Nelzya_bit_chut_chut_Suminim/

Или взять более благополучную сферу – сельское хозяйство. Заметим, у нас, в зоне рискованного земледелия, при губернаторе Сумине сельхозпроизводство стало одним из самых сильных в стране, обогнав даже соседей-курганцев, чья специализация была именно сельской. Как он это делал?

Нынешний губернатор недавно собирал руководителей сельского хозяйства. Из официальных отчётов можно понять только то, что деньги на их нужды выделяются. Так банкоматом-то любой работать может. А у Сумина в ту пору и денег-то не густо было.

Вот конкретный пример. Валился некогда знаменитый Петропавловский совхоз в Верхнеуральском районе Челябинской области. Денежные инъекции из областного бюджета не помогали: селу, сколько ни дай…. Тогда пригласил он к себе генерального директора птицефабрики «Челябинская» Владимира Мурашова: «Ты, где фураж для своих кур берёшь?». Поговорили. Убедил губернатор, что выращивать зерновые на прокорм курам дешевле, чем покупать на стороне. Да ещё и животноводством заинтересовал.

Тогда два предприятия поднялось, да так, что не просто с колен встали, а в передовики вышли. Народ ненарадуется, казна довольно позвякивает.

Сейчас-то, пошли разговоры, что уже и птицефабрика закрывается, и подразделения сельхозпредприятия с молотка пойдут. Но бездействующему губернатору это, похоже, до лампочки….

Что говорить о конкретных предприятиях, когда в Челябинской области убили целую отрасль – угледобывающую. И – никому до этого дела нет. Грохнуть-то её намеривались ещё в начале перестройки, но то, что она прожила до 2018 года – целиком и полностью заслуга П.И. Сумина. Именно Пётр Иванович разглядел молодого и амбициозного предпринимателя-горняка, сумевшего отладить в Пласте погибшее «Южуралзолото», - Константина Струкова, поручил ему возглавить «Челябинскуголь». Он же его и прикрывал, он же его и понукал, но два десятка лет энергетическая безопасность региона базировалась на своём угле, рабочие места сохранялись, шахтёрские традиции жили. А сегодня последнее угледобывающее предприятие прихлопнули, 222 миллиона разведанных тонн угля кинули коту под хвост, словно так и надо.

Государственники так не поступают.

Автор этих строк был в эпоху Сумина председателем Союза журналистов Челябинской области. И ни разу не записывался на приём к губернатору. Просто приходил в приёмную, Пётр Иванович знал: если Писанов пришёл, значит, дело важное, всегда принимал. Так у нас появился Дом журналистов. Нет, не по доброте душевной и не из особого благорасположения к председателю Союза, а исключительно из понимания государственной необходимости.

Поясню. Когда проводились в области учения ШОС «Мирная миссия-2007», в коридорах областной администрации журналистские пулы шести президентов на головах друг у друга сидели. Можно себе представить, что творилось! И, когда я предложил создать Домжур, где можно б было оборудовать рабочие места и места отдыха для журналистов, это было встречено с пониманием. Тем более, что и в «мирное время» такой культурный объект был бы небесполезен для города и области.

Севшему в губернаторское кресло Юревичу и на культурную жизнь и на ШОС-БРИКСы было наплевать. А вот особняк в центре Челябинска, находящийся в чужих руках, его беспокоил. Отняли. Сейчас там Центр развития туризма (но это – отдельная тема).

Дубровский вроде бы за ШОС-БРИКС, но на письмо о Домжуре ответить не удосужился, запись на приём проигнорировал. С тремя бабушками в квартал встречается, на том его общение с народом и заканчивается.

Вот вам и социальная направленность главы региона: слова, слова, слова….

Обидится ли он на эту публикацию? Нет. Ему её не покажут. Шефа ограждают от писем, предложений, а тем более – от неприятных мнений на его счёт. Но мнения-то не Писанов создаёт и даже на филичкино-федечкины. Мнение о себе создаёт он сам. В народе оно – неприглядное.

Президент В.В. Путин, возможно, ещё надеется на то, что его назначенец выпрямится, найдёт свой стиль, огосударственнеет, может, даже юревичевскую гвардию вокруг себя проредит. Но, похоже, зря надеется. Дубровский производит впечатление упрямца, который чувствует тень Сумина и… борется с ней.

Давайте же подождём немного и тогда поймём: перейдёт ли Путин на мою точку зрения или я – на его. Мы-то с президентом не боимся тени Петра Ивановича Сумина, мы не отбирали законные льготы у его вдовы.

Владислав ПИСАНОВ