ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

ЗАГОВОР ПРОТИВ УГЛЯ-3

Хитрые планы и Лишние люди

Что-то надо было делать с Южноуральским угольным бассейном…. Эта идея уже несколько перестроечных лет витала в воздухе, принимая то очертания горняцких пикетов на Транссибе и голодовок в шахтах, то различных посулов и соглашений.

На излёте 20-го века, в 1999 году, челябинские учёные, анализируя перспективы угольной промышленности, предрекли, что нежелание самих горняков решиться на кардинальные перемены, приведёт все предприятия «Челябинскугля» в экономический тупик. Но шахтёры, «доколачивая» изношенное оборудование, не находили в себе силы признать, что закрытие убыточных предприятий, сокращение персонала, сбрасывание непроизводственных активов – меры вынужденные, иначе было не выжить. Так удавка банкротства затягивалась.

Впрочем, власти пытались сдерживать центробежные процессы, понимая: расшатанная перестройкой промышленность не готова принять тысячи безработных добытчиков «чёрного золота», да и губернатор Пётр Сумин, верный воспоминаниям военного детства, постоянно напоминал о «энергетической безопасности» промышленного региона.

Администрация Челябинской области, сдерживая социальные взрывы в шахтёрских городах, напряжённо искала инвесторов, заинтересованных в челябинском угле. В апреле 2001 года состоялась встреча губернатора Петра Сумина с главой РАО «ЕЭС России» Анатолием Чубайсом. Тогда один из отцов русского экономического «чуда» дал направление в разработке новой схемы реструктуризации «Челябинскугля».

- Сегодня мы задолжали кредиторам около 3,5 миллиарда рублей, - рассказывал мне, корреспонденту газеты «Труд», генеральный директор АО «Челябинскуголь» Николай Сытников. – Чтобы выйти хотя бы на нулевой уровень рентабельности, цену за тонну угля надо поднять минимум на 100 рублей, а это при его низком качестве означает потерю потребителя. Мы находимся в клещах, которые не только не дают развиваться, но не позволяют и просто дышать. Предприятие довели до клинической смерти.

Озвучивалось: на реструктуризацию потребуется от 300 до 500 миллионов рублей. Но даже таких денег тогда у угольщиков не нашлось. Никто им давать их и не собирался. Причём, на тот момент предприятие было… государственным! Но правительство России заявило, что 42-процентный пакет акций выставит на аукцион. Энергосистемщики России вяло предложили: мол, миллионов 200 дадим, наверное….

Кураторы «от Чубайса» придумали тогда иной план. Хитрый. Ведь статьи Уголовного Кодекса о ложном банкротстве в те времена ещё не было.

Земляк, челябинец Вячеслав Воронин, ставший заместителем главы РАО «ЕЭС России», обнародовал план:

- На базе «Челябинскугля» будет создано новое юридическое лицо, ориентированное на получение прибыли. Затраты должны соответствовать себестоимости продукции. Так угольная отрасль из убыточной превратится в прибыльную.

Превращение запланировали провести так: предприятие-должник банкротится, на его месте возникает новое, которое «прощает» кредиторам все свои долги («За исключением, конечно, долгов по зарплате», - успокаивал Воронин). Правда, в новое Акционерное Общество из старого принимают только тех, кто нужен для прямого производства. Остальные – люди лишние.

Лишние люди

Такая была выработана беспроигрышная тактика реформаторов социалистической индустрии: довели предприятие «до ручки», загнали в бешеные долги, потом долги эти не отдали, «секвестрировав» бюджеты всех уровней, социальные фонды и доходы предприятий-партнёров.

Не важно, выздоровеет ли «Челябинскуголь», но горняцкие города и посёлки получат гарантированно по четыре-пять тысяч… безработных.

Напомним, списочная численность работников «Челябинскугля» превышала 20 тысяч человек, на предприятия этого холдинга ещё с советских времён была завязана вся инфраструктура шахтёрских городов. Коркино, Копейск, Еманжелинск, Красногорск, десятки посёлков застыли в тревожном ожидании: что же будет с работой, с зарплатой, с семьями.

Правда, на всех уровнях людям обещалось, что всех «пристроят»: кого – на пенсию, кого – переквалифицируют, кого – на другие предприятия, кого – в малый бизнес. Картина маслом рисовалась…. Да не вырисовалась.

Мурыжили московские кураторы Челябинский угольный бассейн, кормили «завтраками», а реально круг покупателей сужался. И оно понятно, ведь разрезу «Богатырь», что РАО «ЕЭС России» купило в соседнем Казахстане, южноуральские потребители были очень нужны. Рассказывают: привезли как-то на Аргаяшскую ТЭЦ чужой уголь: жирный, важный. Надо станцию загружать. Открыли вагон и… оторопели. Всё топливо за время пути, да на морозе слежалось в единую твёрдую массу: взять невозможно! Пришлось этот уголь отбойными молотками добывать ещё раз, из вагонов! С золитстым челябинским углом такого случиться просто не могло. Потому на электростанциях стали делать миксы из разных углей. Исхитрялись на конкретном производстве нивелировать чудачества чиновников и младоолигархов, как могли. Но, до Москвы далеко…

В конце 2001 года состоялось итоговое заседание Совета директоров «Челябинскуголя». В планах инвесторов от энергетики уже значилось создание ОАО «Челябинская угольная компания». Правда, Минэнерго России, держащее ещё контрольный пакет акций «Челябинскугля», ничего об этом, похоже, не знало. А председатель Совета директоров «Челябинскугля», представитель этого самого Минэнерго, Евгений Деколенко лишь вновь повторил, что государство собирается выставить на торги свой пакет, но уже – в 2002 году.

Гендиректор Николай Сытников вяло доложил, что за десять месяцев 2001 года планировалось добыть почти 3,8 миллиона тонн угля, а добыли 2,9 миллиона. А себестоимость тонны угля, которая по всем расчётным показателям должна держаться на отметке 328 рублей, сегодня составляет 409 рублей и почти достигла цены продажи.

Видимо, кому-то стало ясно, что менеджмент не справляется или сам заинтересован в развале предприятия.

Тогда 20-процентный владелец пакета акций «Челябинскугля» - администрация Челябинской области – пригласил возглавить угольную отрасль успешного золотодобытчика Константина Струкова. Что и случилось, напомним, в начале 2001 года.

Сначала Струков поработал заместителем у Сытникова. Потом сам встал на капитанский мостик… тонущего корабля.

(продолжение следует)

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика