ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

Заговор против угля

Да, климат тоже может быть оружием. Россия, например, сильна морозами….



Русские морозы эти помогли гнать армии завоевателей. Но однажды это же оружие применили и в отношении самой России. И, увы, родной мороз принёс победу не нам.

Случилось это в декабре 1997 года, в самый разгар приватизационного восторга. Кто был ничем, в одночасье становились всем. И – наоборот. В Челябинской области случился тогда мороз в 35 градусов минусового Цельсия.

Надо сказать, что южноуральские угольщики тогда тоже находились в растерянности: цены на всё росли, а на уголь – нет. Да и расплачиваться энергетики за потреблённое топливо не спешили. Выработка собственной электрической и тепловой энергии упала до критической. А жить и работать хотелось всей индустрии региона.

Большие люди из Москвы успокоили: мол, чего вы волнуетесь за ваш энергетически бедный, но золою богатый уголь? Полно ведь у нас этого добра, качественного топлива, через дорогу – в Казахстане. Даже «прикомандировали» к крупнейшему энергопроизводителю региона – Троицкой ГРЭС – два разреза из братской республики: «Северный» и «Богатырь». Так вот «Северный», принадлежащий существовавшей тогда компании РАО «ЕЭС России», уголь в самые лютые морозы не поставил. Сославшись на свою задолженность перед железной дорогой, продержал гружёные вагоны с топливом где-то на запасных путях.

Видя безысходность россиян, «смилостивился», принадлежащий американской «АксезИндастриз», разрез «Богатырь». Правда, потребовал не 8 долларов за тонну, каковой была тогда рыночная стоимость «чёрного золота», а 30. Делать нечего – согласились. Вагоны пошли в Челябинскую область. Но – не по прямой, а, захватив небольшую петлю: всего-то на 5 долларов цена тонны угля от этого стала повыше. Загрузили троичан. Правда, только на четверть, но работа пошла. А ведомство, возглавляемое Анатолием Чубайсом, ссылаясь на высокие цены негодников-шахтёров и железнодорожников, вздуло тарифы на свои энергетические услуги.

Казалось бы – обычная спекуляция периода «дикого рынка», когда страну дербанили все, кому ни попадя, воруя, наживаясь на всём. Но… не так-то всё просто.

Тот ли случай натолкнул на идею или иначе созрел «далеко идущий» план, но именно с зимы 1997-1998 года началось планомерное давление, планомерное истребление угольной отрасли на Урале. И уже к маю коллективы были доведены до отчаянья.

Около двух с половиной тысяч горняков шахт «Центральная», «Капитальная», «Комсомольская», «Красная горнячка» и разреза «Копейский»собралось утром 20 мая на центральной площади Копейска. Угольщики потребовали отставки президента Бориса Ельцина и суда над главой РАО «ЕЭС России» Анатолием Чубайсом. Написали обращение в Москву, в Госдуму, текст был передан депутату Валерию Гартунгу, он обещал помочь.

Срочно, отложив поездку на заседание Совета Федерации, с руководителями АО «Челябинскуголь», «Челябэнерго», лидерами горняцких профсоюзов и главами шахтерских городов встретился губернатор Пётр Сумин. Договорились до конца мая найти деньги и выплатить людям месячную зарплату с последующим погашением задолженности товарами народного потребления.

Было принято решение в 15-дневный срок пересмотреть программу оздоровления угольной отрасли региона. Вспышку шахтёрского гнева погасили, всё-таки это серьёзная сила - 22 тысячи работников, привыкших к опасностям профессии, отчаянные парни.

А вот с программой оздоровления как-то не получилось.

Нет, Сумин давил, как мог, говоря об энергетической безопасности региона. Приводил в пример годы революции и Великой Отечественной войны, когда только челябинский уголь спасал край и другие регионы страны от замерзания, давал тепло и свет. Но в московских кабинетах от него отмахивались: мол, «красный губернатор», ничего в рыночной экономике не понимает, что с него возьмёшь….

Сил у предприятия и областной власти на то, чтобы сдерживать обещания по выплатам, хватило ненадолго. И в начале сентября шахтёры объявили забастовку, сели в пикет на рельсы, перекрыв Транссибирскую железную дорогу.

Снова – уговоры, угрозы, обещания. В процесс втянуты уже шахтёры всей страны, сборные отряды бастующих горняков сидят в Москве на Горбатом мосту, сутками стучат касками. Губернатор Челябинской области заявляет о создании Уральской республики в составе РФ, его поддерживают депутаты областной Думы. Те же процессы – в Кемеровской области, в других шахтёрских регионах.

Стало горячо. План быстрого уничтожения российского угля вообще и челябинского, в частности, провалился. Тогда казалось именно так. Время показало, что «буржуи» просто умеют ждать. Но от планов своих не отказываются никогда.

Тогда, в 1998 году «рельсовая война» была погашена массированным вливанием бюджетных средств на выплату долгов по зарплате шахтерам. Экономически обескровленная страна выдавила из себя последние соки. И… Всемирный банк реконструкции и развития приостановил выделение денег, которые давал молодой команде Ельцина «на перестройку».

В начале 1999 года условия ВМБРР были ужесточены: требовалось закрыть больше шахт, приватизировать больше предприятий.

Голодная Россия со всем согласилась.

К началу 2001 года на «Челябинскугле» коллектив сократился более, чем вдвое. Но правительство РФ продолжало давить: до 2002 года закройте ещё пять шахт. Ваш уголь дорог и нерентабелен.

Но, как говорится, у Кремля много башен. Одновременно из Комитета по угольной промышленности РФ приходит требование «предоставить предложения по организации дополнительной добычи и поставки топлива на внутренний рынок в связи с обострением ситуации с теплообеспечением регионов страны». Кроме того, шахта «Коркинская» выиграла конкурс на финансирование программы реструктуризации, ей пообещали из госбюджета 32 миллиона рублей. По тем временам – сумма солиднейшая. Угольщики воспряли духом – значит, мы нужны?!

Заметим, Челябинский угольный бассейн в начале 21 века давал порядка миллиона тонн угля для городских и районных котельных области, «Челябэнерго» потреблял более трёх миллионов тонн его продукции, да ещё и соседям – свердловчанам и курганцам давали, и даже с Рязани и из других регионов за южноуральским «чёрным золотом» приезжали толкачи. В недрах областной исполнительной власти созрела даже программа технического перевооружения отрасли, ценою в 476 миллионов рублей.

Но тут уж заграница встала на дыбы. Заокеанские финансисты заявили руководству страны: все ваши беды из-за бездарного государственного регулирования. Пусть все угольные предприятия перейдут в частные руки. Частник убыточные производства содержать не станет, потому произойдёт оздоровление всей горнодобывающей промышленности.

Звучит неплохо, да вот только весь мировой опыт показывает, что подавляющее большинство развитых стран дотирует своих разработчиков недр, а во многих государствах действует прямой запрет на добычу полезных ископаемых частным образом. Как ни крути, а недра – достояние национальное, а уж об их стратегическом значении и говорить не приходится.

Впрочем, в результате ваучерной приватизации госпредприятие уже было как бы частным, имея собственниками 40 тысяч акционеров-физических лиц (в том числе более 10000 – голосующих акций) и трёх юридических лиц: АО «Росуголь», держатель федерального пакета голосующих акций – 38,7%; областной Комитет по управлению имуществом и областной Фонд имущества – солидарный пакет в 23,7% акций. Но долги по заработной плате достигли 300 миллионов рублей. Общая кредиторская задолженность оценивалась в 4 миллиарда рублей. Предприятие загнали в тупик.

Челябинский губернатор Пётр Сумин, выразив категорическое несогласие с перспективой закрытия угледобывающих предприятий, летит в Москву, встречается с земляком вице-премьером Виктором Христенко.

- Я ещё раз объяснил, что нельзя закрывать шахты, - комментировал тогда встречу Пётр Иванович. – иначе замёрзнем, как в Приморье. Без своей угледобычи придётся завозить чужой уголь, которого может и не оказаться в какой-то момент, да и цена его может вырасти так, что дороже его станет покупать, чем добывать.

Христенко пообещал рассмотреть вопрос. Гартунг сказал, что ничего страшного в сокращениях горняков не будет: четыре машиностроительных предприятия готовы принять их на свои рабочие места.

На АО «Челябинскуголь» ввели внешнее управление, начали процедуру банкротства. Закрылось восемь основных предприятий. Непрофильные активы просто сбрасывались на тощие муниципалитеты шахтёрских городов. Всё распродавалось по бросовой цене, лишь бы выплачивать долги по налогам и зарплате. Казалось, развал уже не остановить.

Но упорный Сумин не хотел сдаваться. Заметил, что в родном Пласте предприниматель Константин Струков буквально из ничего поднял золотодобывающее предприятие. Пригласил горняка к себе: берись теперь за уголь!

Так на руинах разваленного монстра в марте 2002 года было создано ОАО по добыче угля «Челябинская угольная компания».

(продолжение следует)



 

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика