ПОРТАЛ ИНТЕРЕСНЫХ ТЕМ ДЛЯ ДРУЖЕСКИХ БЕСЕД

18+

 


          
 

 

  

 
 
ВИДЕОРЕЦЕПТЫ 
 Добрый Вече
р

Заговор против угля-1

Страницы вечности

Современность стремительно уходит в Историю. Кажется, совсем недавние события нынешние интерпретаторы начинают перетолковывать как-то иначе, на чёрное говорить – белое, помешивая факты и выдумки в одном котле. Известно, что экономика вплотную связана с политикой. Но надо научиться отделять Истину.

Сегодня мы попытаемся сделать это на примере одной из старейших отраслей горнодобывающей промышленности Южного Урала – угольной.

За всю историю добычи угля в Челябинском угольном бассейне работало 76 крупных шахт и 15 разрезов, сколько же было мелких рудников и карьеров – счёту не поддаётся. Могучий угольный пласт раскинулся от нынешнего Копейска до Увельского района. В 2017 году исполнится 110 лет с начала промышленной добычи угля на Южном Урале, но, понятно, что «чёрное золото» растаскивалось бессчётно ещё с конца 19-го века.

Без преувеличения: вся промышленность индустриального края от демидовских заводов до ядерного щита СССР выросла на угле Коркинского месторождения бурого угля. Весь Урал и Зауралье обогревались этими чёрными дарами земли-матушки. Разве можно сбросить это со счетов Истории?

Или другой пример. Угледобыча в Челябинской области – прямой свидетель того, что Советский Союз к предстоящей войне всё-таки готовился. Предвидя возможность военного захвата угольных месторождений в европейской части страны, руководство готовило энергетический плацдарм на Урале.

С 20-х годов послереволюционной разрухи до Великой Отечественной Войны было построено несколько десятков (!) шахт и три разреза.

Самый мощный из них – Коркинский.Известно, что при его строительстве 16 июня 1936 г. был подготовлен и произведён мощный взрыв – в 36 колодцах было заложено 1 820 тонн аммонита и аммиачной селитры. В результате взрыва образовалась огромная траншея в 1 км длиной, 100 м шириной и 20 м глубиной. Взрывом было выброшено около 1 млн кубометров породы.

Областной «топливный резерв» сохранялся местными властями даже в перестроечной неразберихе. Но времена изменились. Угольные предприятия стали закрываться одно за другим. Приговор: НЕ РЕНТАБЕЛЬНО.

До последнего держался разрез «Коркинский», с борта которого убирается теперь даже шахтёрский посёлок Роза. Действительно, не до роз, когда угледобывающая отрасль в Челябинской области сворачивается. Главная причина, конечно, та, что месторождение исчерпало себя. Как Магнитогорский металлургический комбинат «съел», вычерпав до донышка, гору Магнитную, так и топливная сфера региона сожгла в своих печах, на станциях и в котельных практически всё месторождение бурого угля.

Широко объявлено о решении Министерства энергетики России о закрытии Коркинского угольного разреза с последующей его рекультивацией. Сегодня это чаша, диаметром в 10 км вверху и 6 км внизу, высотой – 600 м. Для наглядности: в такую «братскую могилу» можно разом уложить всё 7-миллиардное население Земного шара.

Да, цивилизация требует жертв. И, по прогнозам специалистов, угольное дело в Челябинской области, при современных технологиях добычи и обогащения, может продлиться ещё лет 15-20. Но… может и не продлиться, как могла умереть эта отрасль ещё 20 лет назад.

Вынесший на себе все тяготы военного и послевоенного времени комбинат «Челябинскуголь» просуществовал с 1942 г. по март 2002 г.

4 марта 2002 г. было образовано ОАО по добыче угля «Челябинская угольная компания» (ЧУК), которое с не меньшей доблестью отстаивало интересы отрасли, её работников, жителей горняцких городов и региона.

Современные сражения не видны, они – «подковерные». Но противоборство сторон не менее жёсткое и бескомпромиссное. И тут надо отдать должное лидеру отрасли К.И. Струкову, его профессиональной команде, сумевшим удерживать предприятие на плаву, насколько хватало их сил. А силы против них были выдвинуты мощнейшие.

К примеру, давайте вспомним, что климат тоже может быть оружием. Россия, например, сильна морозами. Морозы эти помогли гнать армии завоевателей. Но однажды это же оружие применили и в отношении самой России. И, увы, родной мороз принёс победу не нам.

Случилось это в декабре 1997 года, в самый разгар приватизационного восторга. Кто был ничем, в одночасье становились всем. И – наоборот. В Челябинской области ударил мороз в 35 градусов минусового Цельсия.

Надо сказать, что южноуральские угольщики, объединённые в единый по сути – государственный холдинг «Челябинскуголь», тогда тоже находились в растерянности: цены на всё росли, а на уголь – нет. Да и расплачиваться энергетики за потреблённое топливо не спешили. Медленно, но верно душили угольщиков. Выработка собственной электрической и тепловой энергии упала до критической. А жить и работать хотелось всей индустрии региона.

Большие люди из Москвы успокоили: мол, чего вы волнуетесь за ваш энергетически бедный, но золою богатый уголь? Полно ведь у нас в этого добра, качественного топлива, через дорогу – в дружественном Казахстане. Даже «прикомандировали» к крупнейшему энергопроизводителю южноуральского региона – Троицкой ГРЭС – два разреза из братской республики: «Северный» и «Богатырь». Так вот «Северный», принадлежащий существовавшей тогда государственной компании РАО «ЕЭС России», уголь в самые лютые морозы не поставил. Сославшись на свою задолженность перед железной дорогой, продержал гружёные вагоны с топливом где-то на запасных путях.

Видя безысходность россиян, «смилостивился», принадлежащий американской «Аксез Индастриз», разрез «Богатырь». Правда, потребовал не 8 долларов за тонну, каковой была тогда рыночная стоимость «чёрного золота», а 30. Делать нечего – согласились. Вагоны пошли в Челябинскую область. Но – не по прямой, а, захватив небольшую петлю: всего-то на 5 долларов цена тонны угля от этого стала повыше. Загрузили троичан. Правда, только на четверть, но работа пошла. А ведомство, возглавляемое Анатолием Чубайсом, ссылаясь на высокие цены негодников-шахтёров и железнодорожников, вздуло тарифы на свои энергетические услуги.

Казалось бы – обычная спекуляция периода «дикого рынка», когда страну дербанили все, кому не попадя, воруя, наживаясь на всём. Но… не так-то всё просто.

Тот ли случай натолкнул на идею или иначе созрел «далеко идущий» план, но именно с зимы 1997-1998 года началось планомерное давление, планомерное истребление угольной отрасли на Урале. И уже к маю коллективы «Челябинскугля», а это более 20 тысяч горняков, семь шахт и три разреза, были доведены до отчаянья

 
BVLGARI
 jewellery
  joaillerie
 
 
 
 
 
 

 

 счетчик посещений

 

Челябинска 

Магические рецепты для шикарных волос

Чего хочет Бог устами женщины

Зайка любит ёжика.

 с новостями

Радио
 
Яндекс.Метрика