Что стало результатом куликовской битвы что стало результатом куликовской битвы

КУЛИКО́ВСКАЯ БИ́ТВА 1380

КУЛИКО́ВСКАЯ БИ́ТВА 1380, сра­же­ние объ­е­ди­нён­ных войск кня­жеств Сев.-Вост. Ру­си под пред­во­ди­тель­ст­вом вел. кн. вла­ди­мир­ско­го и кн. мо­с­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча про­тив войск т. н. Ма­мае­вой Ор­ды (пра­во­бе­ре­жье р. Вол­га, Сев. Кав­каз и Крым). Со­стоя­лась 8.9.1380. Осн. при­чи­ны, при­вед­шие к по­хо­ду на рус. кня­же­ст­ва войск Ма­мая: мно­го­лет­няя за­держ­ка вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да, стрем­ле­ние вос­ста­но­вить его объ­ём в том же раз­ме­ре, в ка­ком он со­би­рал­ся при ха­не Джа­ни­бе­ке; же­ла­ние взять ре­ванш за по­бе­ду моск. войск и их со­юз­ни­ков в бит­ве на р. Во­жа над эми­ром Бе­ги­чем (11.8.1378). Для это­го Ма­май ор­га­ни­зо­вал круп­но­мас­штаб­ный по­ход, пре­ж­де все­го про­тив пра­ви­те­лей Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва и Моск. кн-ва. В нём долж­ны бы­ли при­нять уча­стие за­ви­си­мое от Ор­ды на­се­ле­ние её улу­сов и вой­ска со­юз­ни­ков, на­хо­див­ших­ся с ней в вас­саль­ных и дан­ни­че­ских от­но­ше­ни­ях. В свя­зи с этим в 1-й пол. 1380 Ма­май за­клю­чил сою­зы с ли­тов. кн. Ягай­ло, а ле­том – с вел. кн. ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, опа­сав­ши­ми­ся уси­ле­ния ав­то­ри­те­та и вла­сти вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча.

Маршруты войск

В на­ча­ле ле­та 1380 Ма­май на­чал мед­лен­ное дви­же­ние из сво­ей ко­че­вой став­ки в ни­зовь­ях р. Дон к его вер­ховь­ям, ожи­дая там к на­ча­лу осе­ни встре­тить вой­ска со­юз­ни­ков для со­вме­ст­но­го по­хо­да на зем­ли Сев.-Вост. Ру­си. В на­ча­ле авг. 1380 Ма­май дос­тиг устья р. Во­ро­неж. Со­глас­но совр. ис­сле­до­ва­ни­ям, чис­лен­ность ор­дын­ско­го вой­ска не пре­вы­ша­ла 30 тыс. чел. Не под­твер­жда­ют­ся дан­ные позд­них рус. ле­то­пи­сей, со­глас­но ко­торым оно вклю­ча­ло в се­бя от­ря­ды (в т. ч. на­ём­ные) чер­ке­сов (ады­гов), ясов (дон­ских аланов), бур­та­сов, ар­мян и пред­ста­ви­те­лей ря­да др. на­ро­дов пра­во­бе­ре­жья Вол­ги и Сев. Кав­ка­за; на­ём­ни­ков-«фря­гов» из Кры­ма.

По­ход ор­дын­ских войск на Русь стал для вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча пол­ной не­ожи­дан­но­стью, т. к. ещё ле­том 1379 на­ме­ти­лось за­ми­ре­ние сто­рон (Ма­май вы­дал яр­лык и про­пус­тил че­рез свои зем­ли моск. кан­ди­да­та на ми­тро­по­лию Ми­тяя). Уз­нав в кон­це ию­ля – на­ча­ле ав­гу­ста о вы­сту­п­ле­нии про­тив­ни­ка, вел. князь от­пра­вил­ся в Мо­ск­ву, где в авг. 1380 на­чал со­би­рать пол­ки. На его при­зыв от­клик­ну­лись бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки – бо­ров­ско-сер­пу­хов­ский кн. Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич Храб­рый и кня­зья Бе­ло­зер­ские, пра­ви­те­ли Прон­ско­го, Та­рус­ско­го и Обо­лен­ско­го кня­жеств; слу­жи­лые ли­тов. кня­зья Ге­ди­ми­но­ви­чи – Ан­д­рей Оль­гер­до­вич и Дмит­рий Оль­гер­до­вич вме­сте со свои­ми дру­жи­на­ми, вы­ехав­ши­ми на служ­бу в Мо­ск­ву из По­лоц­ка, Друц­ка, Пско­ва, Труб­чев­ска и Брян­ска в 1378–79, во­ен­но-слу­жи­лая знать го­ро­дов Вла­ди­мир­ско­го вел. кн-ва [Дмит­ро­ва, Пе­ре­яс­лав­ля, Юрь­е­ва (Поль­ско­го), Ко­ст­ро­мы, Уг­ли­ча и др.]. Од­на­ко во­ен. си­лы б. ч. рус. зе­мель по раз­ным при­чи­нам не при­ня­ли уча­стие в по­хо­де (Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка, Твер­ское, Ни­же­го­род­ское и Ря­зан­ское ве­ли­кие кн-ва и др.). По совр. ис­сле­до­ва­ни­ям, рус. вой­ска мог­ли на­счи­ты­вать ок. 15–20 тыс. чел. (тра­ди­ци­он­но в ис­то­рио­гра­фии ука­зы­ва­лась чис­лен­ность 50–60 тыс. чел.). Об­щее ко­ман­до­ва­ние осу­ще­ст­в­лял кн. Дмит­рий Ива­но­вич. Под­чи­ня­ясь ему, свои­ми пол­ка­ми ру­ко­во­ди­ли кня­зья-со­юз­ни­ки, тер­ри­то­ри­аль­ны­ми опол­че­ния­ми – слу­жи­лые кня­зья и моск. боя­ре-вое­во­ды. 15 авг. рус. вой­ска со­бра­лись на Де­вичь­ем по­ле у Ко­лом­ны, 20 авг. – вы­сту­пи­ли от­ту­да и на­ча­ли дви­же­ние вдоль р. Ока. Встав ла­ге­рем в устье р. Ло­пас­ня, они ожи­да­ли при­бы­тия до­пол­нит. сил, со­б­ран­ных кн. Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем и околь­ни­чим Т. В. Вель­я­ми­но­вым, и вес­тей от раз­вед­чи­ков, сле­див­ших за дви­же­ни­ем войск Ма­мая от р. Ти­хая Со­сна до р. Кра­си­вая Ме­ча. 26–27 авг. рус. вой­ска пе­ре­шли Оку и на­ча­ли дви­же­ние на юг вдоль гра­ниц с Ря­зан­ским вел. кн-вом. Дан­ный ма­нёвр по­зво­лил не дать со­еди­нить­ся ра­ти вел. кн. ря­зан­ско­го Оле­га Ива­но­ви­ча с вой­ска­ми Ма­мая. Да­лее вой­ска Дмит­рия Ива­но­ви­ча дви­га­лись по пу­ти, из­вест­но­му позд­нее как Ста­рая Дан­ков­ская до­ро­га. Она про­ле­га­ла че­рез во­до­раз­дел рек Дон и Мок­рая Та­бо­ла. В на­ча­ле сен­тяб­ря они дос­тиг­ли Бе­ре­зуя, а 6 сент. – вста­ли в устье р. Мок­рая Та­бо­ла. 7 сент. бы­ла раз­би­та ор­дын­ская раз­вед­ка, по­сле че­го Дмит­рию Ива­но­ви­чу ста­ло из­вест­но, что вой­ска Ма­мая кон­тро­ли­ру­ют Гу­си­ный брод в вер­ховь­ях р. Кра­си­вая Ме­ча, ко­то­рый на­хо­дил­ся в од­ном кон­ном пе­ре­хо­де от устья р. Не­пряд­ва.

Дислокация войск

В ночь с 7 на 8 сент. рус. вой­ска фор­си­ро­ва­ли р. Дон и за­ня­ли вы­год­ную по­зи­цию на Ку­ли­ко­вом по­ле, ко­то­рое на­хо­ди­лось в сев. час­ти ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны и вклю­ча­ло в се­бя зем­ли в бас­сей­нах Верх­не­го До­на и Не­пряд­вы. Здесь ме­ж­ду бал­кой Ры­бий Верх и р. Смол­ка вста­ли рус. пол­ки, за­ни­мая фронт не бо­лее 1,5 км. Их тыл был на­дёж­но при­крыт ре­ка­ми Дон и Не­пряд­ва. Ма­маю для ата­ки был ос­тав­лен уз­кий степ­ной ко­ри­дор, ко­то­рый не да­вал ему воз­мож­но­сти при­ме­нить из­люб­лен­ную ор­дын­ца­ми так­ти­ку про­ры­ва по флан­гам, осо­бен­но с ле­вой сто­ро­ны, по­зво­ляв­шей удач­но ис­поль­зо­вать пре­иму­ще­ст­во их луч­ни­ков. В лес­ном мас­си­ве Зе­лё­ная дуб­ра­ва за ле­вым флан­гом рус. войск был ос­тав­лен об­щий ре­зерв – за­сад­ный полк, ко­то­рым ко­ман­до­ва­ли кн. Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич и кн. Д. М. Боб­рок-Во­лын­ский. Со­став рус. войск был тра­ди­цио­нен и вклю­чал три пол­ка – пол­ки пра­вой и ле­вой ру­ки, ве­ли­кий (т. е. боль­шой) полк. Пе­ред ни­ми был вы­став­лен от­ряд (по­лу­чив­ший в «Ска­за­нии о Ма­мае­вом по­бои­ще» назв. пе­ре­до­во­го пол­ка), в ко­то­ром на­хо­дил­ся вел. кн. вла­ди­мир­ский Дмит­рий Ива­но­вич. Он дол­жен был кон­тро­ли­ро­вать под­ход войск про­тив­ни­ка и при­нять пер­вый удар на се­бя. Пе­ред этим от­ря­дом рас­по­ла­гал­ся не­боль­шой сто­ро­же­вой полк. На­про­тив не­го для ата­ки рас­по­ло­жи­лись ор­дын­ские вой­ска, ко­то­рые не ста­ли до­жи­дать­ся войск вел. кн. ли­тов­ско­го Ягай­ло, ос­та­но­вив­ших­ся в Одое­ве.

Ход сражения

К. б. на­ча­лась с по­един­ков ут­ром (с 10–11 ч) 8 сент. По дан­ным Хро­но­гра­фа рус. ре­дак­ции 1512, в них от­ли­чил­ся Ан­д­рей Ос­ля­бя, по дан­ным бо­лее позд­них ис­точ­ни­ков – его брат Алек­сандр Пе­ре­свет. Пос­ле это­го на­ча­лось осн. сра­же­ние. В те­че­ние 2–3 ча­сов Ма­май раз­гро­мил пе­ре­до­вой от­ряд рус. вой­ска и ввёл в дей­ст­вие свои осн. си­лы. Вел. кн. Дмит­рий Ива­но­вич, про­дол­жив бит­ву в ря­дах рат­ни­ков боль­шо­го пол­ка, су­мел при­бли­зи­тель­но оце­нить си­лу и чис­лен­ность ор­дын­цев. В се­ре­ди­не дня ор­дын­цы про­рва­ли рус. обо­ро­ну на ле­вом флан­ге и вы­шли в тыл к от­сту­пав­ше­му боль­шо­му пол­ку. Вел. кн. Дмит­рий Ива­но­вич был ра­нен. В кри­тич. мо­мент боя по­сле­до­вал вне­зап­ный удар в тыл ор­дын­цев рус. рат­ни­ков за­сад­но­го пол­ка, ра­ди­каль­но из­ме­нив­ший ход К. б. Вой­ска Ма­мая не вы­дер­жа­ли на­тис­ка и бе­жа­ли. Пре­сле­до­ва­ние про­тив­ни­ка про­дол­жа­лось до но­чи, рус. вой­ска за­хва­ти­ли ла­герь ор­дын­ско­го вой­ска на р. Кра­си­вая Ме­ча.

Итоги

По­те­ри рус. войск бы­ли зна­чи­тель­ны­ми, т. к. вои­ны по­гиб­ли не толь­ко от ран, но и от «тес­но­ты ве­ли­кой». По­гиб­ло мно­го лиц ко­манд­но­го со­ста­ва, в т. ч. бе­ло­зер­ские кня­зья Фё­дор Ро­ма­но­вич и его сын Иван Фё­до­рович, та­рус­ские кня­зья Фё­дор и Мсти­слав Юрь­е­ви­чи, ве­ли­ко­кня­же­ские боя­ре и вое­во­ды М. В. Вель­я­ми­нов, Ти­мо­фей Ва­силь­е­вич Во­луй, Ан­д­рей Ива­но­вич Сер­киз, Ми­ха­ил Ива­но­вич (Акин­фо­вич), Л. И. Мо­ро­зов, М. И. Брен­ко, Иван Алек­сан­д­ро­вич, Кон­стан­тин Ко­но­но­вич, Фё­дор Грун­ка, Се­мён Ме­лик, Алек­сандр Пе­ре­свет и др. Не­сколь­ко дней рус. вой­ска со­би­ра­ли сво­их ра­не­ных и пав­ших, а 14 сент. от­пра­ви­лись на­зад к Ко­лом­не. По пу­ти на отд. от­ря­ды рат­ни­ков ста­ли на­па­дать ря­зан­цы, стре­мив­шие­ся от­нять у них бо­га­тые тро­феи и взять плен­ных. В 1381 это ста­ло пред­ме­том пе­ре­го­во­ров Дмит­рия Ива­но­ви­ча с вел. кн. ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, ко­то­рый обя­зал­ся по до­го­во­ру ос­во­бо­дить плен­ных и вер­нуть им иму­ще­ст­во (не бы­ло вы­пол­не­но до кон­ца ря­зан­ской сто­ро­ной, во­прос об этом вновь под­ни­мал­ся в 1402).

По­бе­да в К. б. уп­ро­чи­ла влия­ние и ав­то­ри­тет моск. кня­зей (Дмит­рий Ива­но­вич по­лу­чил поч. про­зви­ще Дон­ской), по­ка­за­ла ре­аль­ную воз­мож­ность ос­во­бо­ж­де­ния рус. зе­мель и кня­жеств от вла­сти «Ма­мае­вой Ор­ды», раз­гром­лен­ной ха­ном Тох­та­мы­шем в том же го­ду. Её так­тич. зна­че­ние бы­ло по­ко­леб­ле­но ра­зо­ре­ни­ем го­ро­дов Сев.-Вост. Ру­си в хо­де Тох­та­мы­ша на­бе­га 1382, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го бы­ла не толь­ко во­зоб­нов­ле­на вы­пла­та ор­дын­ско­го вы­хо­да, но и со­б­ра­ны не­до­им­ки за про­шлые го­ды. Тем не ме­нее К. б. име­ла важ­ные по­ли­тич. по­след­ст­вия для рус. зе­мель и кня­жеств. Напр., опыт сов­ме­ст­но­го уча­стия в во­ен. дей­ст­ви­ях спо­соб­ст­во­вал объ­еди­не­нию войск пра­ви­те­лей Сев.-Вост. Ру­си в по­хо­де на Нов­го­род (1386) во гла­ве с вел. кн. Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Его пер­вен­ст­вую­щее зна­че­ние сре­ди кня­зей бы­ло за­кре­п­ле­но 2-й ду­хов­ной гра­мо­той Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го (май 1389), со­глас­но ко­то­рой его стар­ше­му сы­ну Ва­си­лию I Дмит­рие­ви­чу был пе­ре­дан не толь­ко моск. ве­ли­ко­кня­же­ский стол, но и Вла­ди­мир­ское вел. кня­же­ние в ка­че­ст­ве на­сле­дуе­мой «от­чи­ны».

Историческая память

К. б. на­шла от­ра­же­ние в эпо­се (ле­ген­ды о боя­ри­не За­ха­рии Тют­че­ве; бы­ли­ны «Илья Му­ро­мец и Ма­май», «Про Ма­мая без­бож­но­го»), лит. и до­ку­мен­таль­ных па­мят­ни­ках. Уже в 1380 был со­став­лен по­мян­ник пав­ших в К. б. Его крат­кая ре­дак­ция, в ко­то­рой по­ми­на­ют­ся по­гиб­шие бе­ло­зер­ские кня­зья, моск. боя­ре и вое­во­ды, из­вест­на в спи­сках Веч­ных си­но­ди­ков Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля с нач. 1490-х гг. (Ма­зу­рин­ский спи­сок), а со ссыл­кой на них – в ря­де ле­то­пис­ных сво­дов 15–16 вв. Бо­лее пол­ный спи­сок пав­ших, вклю­чаю­щий млад­ших вое­вод, при­ве­дён в Про­стран­ной ре­дак­ции ле­то­пис­ной по­вес­ти о К. б., из­вест­ной со 2-й пол. 15 в., а так­же в т. н. Со­кра­щён­ных ле­то­пис­ных сво­дах 1493 и 1495. К. б. от­ра­зи­лась и в «Сло­ве о жи­тьи и о пре­став­ле­нии ве­ли­ка­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча, ца­ря Рус­ка­го». В 15–16 вв. сло­жил­ся круг ис­точ­ни­ков о К. б., объ­еди­нён­ных не толь­ко об­щей те­мой, но и иде­ей спло­че­ния рус. зе­мель для за­щи­ты от ино­зем­ных за­хват­чи­ков. Па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла («За­дон­щи­на», ле­то­пис­ная «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве», «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще») про­дол­жи­ли лит. тра­ди­ции опи­са­ний битв в «По­вес­ти вре­мен­ных лет», «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» и др. В со­ста­ве ле­то­пис­ных сво­дов «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве» до нас дош­ла в 2 ре­дак­ци­ях: Крат­кой – «О по­бои­ще на До­ну» (соз­да­на вско­ре по­сле бит­вы, со­хра­ни­лась в Ро­гож­ском ле­то­пис­це 1-й пол. 1440-х гг., Пер­вом Бе­ло­рус­ско-Ли­тов­ском сво­де сер. 15 в. и Си­ме­о­нов­ской ле­то­пи­си нач. 16 в.) и Про­стран­ной, со­став­лен­ной с ис­поль­зо­ва­ни­ем «По­вес­ти о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го», Крат­кой ре­дак­ции «По­вес­ти», Си­но­ди­ка, «Чте­ния о Бо­ри­се и Гле­бе». В пе­чат­ных из­да­ни­ях о К. б. впер­вые упо­ми­на­лось в «Жи­тии Сер­гия Ра­до­неж­ско­го» (1642) и «Си­ноп­си­се» ар­хим. Ин­но­кен­тия (Ги­зе­ля), ко­то­рый впер­вые опуб­ли­ко­вал текст «Ска­за­ния о Ма­мае­вом по­бои­ще» (1680).

Читайте также:  Уровни оценки новизны результата достижения по И Л Викентьеву

Изу­че­ние К. б. на­ча­лось в 18 в. в тру­дах А. И. Ман­кие­ва, В. Н. Та­ти­ще­ва и кн. М. М. Щер­ба­то­ва. Лит. про­из­веде­ния ей по­свя­ти­ли М. В. Ло­мо­но­сов и Г. Р. Дер­жа­вин. Уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти о К. б. на­ча­лось под влия­ни­ем Отеч. вой­ны 1812 и воз­рос­ше­го ин­те­ре­са к про­шло­му Рос­сии по­сле вы­хо­да пер­вых то­мов «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» Н. М. Ка­рам­зи­на (ввёл в ис­то­рич. нау­ку по­ня­тие «Ку­ли­ков­ская бит­ва»). Важ­ную роль в изу­че­нии и уве­ко­ве­че­нии ис­то­рич. па­мя­ти о К. б. сыг­рал С. Д. Не­ча­ев, по­ло­жив­ший на­ча­ло му­зее­фи­ка­ции Ку­ли­ко­ва по­ля. В 1850 на Крас­ном хол­ме (выс­шей точ­ке Ку­ли­ко­ва по­ля) от­крыт столп-па­мят­ник Дмит­рию Дон­ско­му (арх. А. П. Брюл­лов, инж. А. А. Фул­лон). В 1865–84 близ устья Не­пряд­вы в с. Moнастырщина воз­ве­де­на ц. Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы, сме­нив­шая де­рев. цер­ковь, сто­яв­шую, по пре­да­нию, на мес­те по­гре­бе­ния рус. вои­нов, пав­ших в К. б. С 1880-х гг. Ку­ли­ко­во по­ле об­сле­до­ва­лось во­ен. ис­то­ри­ка­ми и туль­ским ар­хео­ло­гом Н. И. Тро­иц­ким. В 1913–17 не­по­да­лё­ку от стол­па-па­мят­ни­ка по­строе­на ц. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (арх. А. В. Щу­сев).

В 1965 на Крас­ном хол­ме от­крыт фи­ли­ал Туль­ско­го об­ла­ст­но­го крае­ведч. му­зея. В 1981 по ини­циа­ти­ве ГИМ совм. с Ин-том гео­гра­фии АН СССР и туль­ски­ми спе­циа­ли­ста­ми на­ча­лись меж­дис­ци­п­ли­нар­ные ис­сле­до­ва­ния по про­грам­ме «Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­рия. Ланд­шафт». На Ку­ли­ко­вом по­ле об­на­ру­же­ны др.-рус. го­ро­ди­ща, се­ли­ща и лет­ни­ки, бес­кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки кон. 12 – сер. 14 вв. В ре­зуль­та­те па­лео­поч­вен­ных и па­лео­бо­та­нич. ис­сле­до­ва­ний вы­яв­ле­ны ра­нее не­из­вест­ные кон­ту­ры ланд­шаф­та и важ­ней­шие ком­му­ни­ка­ции рай­она Ку­ли­ко­ва по­ля на­чи­ная с эпо­хи го­ло­це­на. В 1996 соз­дан Гос. во­ен­но-ис­то­рич. и при­род­ный му­зей-за­по­вед­ник «Ку­ли­ко­во по­ле», в его со­став вхо­дят му­зей­но-ме­мо­ри­аль­ные комп­лек­сы в с. Мо­на­стыр­щи­на и на Крас­ном хол­ме, по­ле бит­вы с при­ле­гаю­щей тер­ри­то­ри­ей.

Источник



Куликовская битва. Причины, события, итоги, значение, участники.

Куликовская битва

Куликовская битва 8 сентября 1380 года

Куликовская битва имеет огромное значение в объединении русских земель вокруг Москвы. Состоявшееся 8 сентября 1380 года сражение между войсками русских князей во главе с Дмитрием Донским, с одной стороны, и ордынского темника Мамая, с другой, было жестоким. Зато победа русских войск показала, что с Золотой Ордой можно бороться! Это сражение не закончило ордынский террор, который продержался ещё сотню лет, но оно вдохновило русский народ – ещё бы, казавшаяся такой непобедимой Золотая Орда получила отпор! Хотя, строго говоря, и князь Дмитрий Донской, и ордынский темник Мамай являлись вассалами верховного хана Тохтамыша, просто Мамай к этому моменту решил пойти своим путём, выйдя из повиновения. Таким образом, Куликовская битва по сути своей была внутриордынской междоусобицей, в которую Тохтамыш предпочёл не вмешиваться, глядя со стороны на то, как русская дружина и Мамаева Орда истребляют друг друга.Тем не менее, победа русского оружия в Куликовской битве положила конец амбициям Мамая, который вынужден был бежать на юг, но после поражения от него отвернулись былые союзники, которым он стал не нужен. Мамай пытался спастись, но в итоге его перехватили и убили посланцы Тохтамыша, который, кстати, спустя два года разграбил и сжёг Москву, заставив Дмитрия Донского продолжить выплату ему дани.

Факты о Куликовской битве

Читайте также:
25 интересных фактов о Куликовской битве
30 интересных фактов о Дмитрии Донском
25 интересных фактов о Золотой Орде

Причины Куликовской битвы

Причины Куликовской битвы

Основные причины Куликовской битвы кратко

  • Отказ Дмитрия Донского выплачивать дань. Впрочем, в данном случае он был в своём праве – выплату дани у него требовал Мамай, хотя платить её надлежало не ему, верховному хану Тохтамышу.
  • Выдача Мамаем ярлыка на великое владимирское княжение тверскому князю Михаилу. Москва и Тверь были давними соперниками, так что Дмитрий Донской отказался признавать этот ярлык, и заявил, что не допустит Михаила Тверского до Владимира. Именно после этих событий он отказался продолжать платить дань, что стало одной из основных причин Куликовской битвой и предшествующего ей накала обстановки.
  • Победы русских князей над ордынскими правителями. В Золотой Орде тогда шла так называемая Великая замятня, то есть междоусобица. Ханы и беки (князья) грызлись между собой, но иногда они покушались и на русские земли. Победы русского войска над ордынскими князьями Тагаем, Булат-Тимуром и другими поспособствовали тому, что Орда начала эффективнее объединяться под властью Мамая, который, избавляясь от одного соперника за другим, начал присматриваться и к непокорной Москве.
  • Обострение отношений между русскими князьями и Ордой. Русские войска предприняли несколько успешных походов на Волгу, ордынцы в ответ разорили Нижегородское, Новосильское и Рязанское княжества. Этому предшествовало прибытие послов темника Мамая в Новгород, причём крайне неудачное – князь приказал перебить их охрану, а самих посланцев заточить в крепости, где они просидели около года, после чего были убиты при попытке к бегству. Всё это дополнило список причин Куликовской битвы, которая стала неизбежной, и уже в 1378 году Мамай решился на прямое столкновение с Москвой. Правда, в тот раз он потерпел сокрушительное поражение в битве на реке Вожа, и решил взять реванш, который и состоялся в сентябре 1380 года.

Факты об опричнине

15 интересных фактов об опричнине

Гражданская война в Китае

Гражданская война в Китае. Причины, события, итоги, участники, этапы, суть кратко.

Суть Куликовской битвы

Большинство историков указывает на то, что Куликовская битва по сути своей была вынужденной мерой для Москвы. Междоусобица в Орде была на руку Дмитрию Донскому, так как она ослабляла его врагов, но отбившиеся от рук верховного ханя ордынские князья порой творили бесчинства, как, например, Мамай. Строго говоря, Мамай сам был мятежником, вознамерившимся свергнуть Тохтамыша, но ему также необходимо было снова заставить Москву подчиняться и платить дань. К тому же темника, вероятно, беспокоил процесс объединения русских земель вокруг Москвы, потому что Орда предпочитала видеть русские княжества разрозненными и слабыми, неспособными дать им отпор. Всё это привело к неизбежным событиям – Куликовская битва состоялась, потому что она была нужна обеим сторонам. Правда, место Куликовской битвы до сих пор точно не установлено, хотя большинство историков считают таковым Куликово поле на реке Дон близ устья Непрядвы.

Участники Куликовской битвы

Участники Куликовской битвы

Впервые в истории Дмитрию Донскому удалось собрать такое количество князей, объединённых общей целью

В знаменитом сражении принимали участие десятки русских князей, объединившиеся вокруг Дмитрия Донского, и грозная Мамаева Орда. При этом темника Мамая поддерживали Великое княжество Литовское и Рязанское княжество, но непосредственного участия в бою они не принимали, так как не успели подойти вовремя.

Русские войска в Куликовской битве

Численность русских войск в Куликовской битве неизвестна, разные историки называют цифры от 20 до 70 тысяч воинов. Помимо рядовых солдат, войско состояло из нескольких тысяч бояр, многие из которых были опытны и закалены в сражениях, и более сорока удельных и безудельных князей. Потери неизвестны, но большинство источников говорят о гибели тысяч солдат, более 500 бояр и девятерых князей.

Мамаева Орда

Мамаева Орда была изрядно потрёпана после поражения в битве на реке Вожа и столкновений с войсками Тохтамыша, но она всё ещё представляла собой грозную силу. Численность его неизвестна, историки называют цифры от 30 до 150 тысяч человек, включая наёмников, сражавшихся на стороне татар. Известно, что темник Мамай допустил о дну важную ошибку – он бросил в бой все силы, не оставив в запасе никакого резерва, о чём горько пожалел в ходе боя, когда увидел, как русский засадный полк внезапной атакой с тыла истребляет татарскую конницу.

Пересвет и Челубей

Пересвет и Челубей

Поединок Александра Пересвета и Челубея

Начало Куликовской битвы представляло собой отдельные схватки между передовыми отрядами. “Сказание о Мамаевом побоище” рассказывает историю о схватку богатыря-монаха Александра Пересвета с татарским батыром (богатырём) Челубеем, в которой они оба убили друг друга. Однако, этот эпизод описан только в “Сказании о Мамаевом побоище”, так что он, возможно, является всего лишь легендой.

Западноевропейский феодализм

Основные черты западноевропейского феодализма. Сословия.

Герои войны 1812 года

7 героев Отечественной войны 1812 года

События Куликовской битвы

Схема Куликовской битвы

Карта основных событий Куликовской битвы

После вышеописанных первых схваток битва перешла в активную фазу, когда началось сражение между сторожевым полком русских князей и татарским авангардом. Известно, что Дмитрий Донской принимал самое активное участие в событиях Куликовской битвы, сражаясь лично, сперва в составе сторожевого полка, а затем в составе большого. Огромное значение на исход сражения оказал засадный полк и талант опытных воевод, им руководивших – они сумели дождаться оптимального момента, когда татарская конница свяжет себя боем с русской дружиной, и нанесли удар противнику в тыл. Атака засадного полка оказалась для Мамаевой орды полной неожиданностью, татарские всадники были оттеснены к реке и перебиты. Воспользовавшись моментом, другие русские полки контратаковали. Это вызвало смятение в рядах ордынцев, и в итоге они обратились в бегство. Кстати, из исторического описания событий Куликовской битвы известно, что Мамай, в отличие от князя Дмитрия Донского, не участвовал в бою лично, наблюдая за ним со стороны. Когда темник увидел, как засадный полк атакует его всадников с тыла, он бежал, бросив своё войско на произвол судьбы – в этот самый момент Мамай, очевидно, понял, что исход сражения предрешён. Русские войска преследовали бегущих врагов на протяжении 50 вёрст, и потери Мамаевой орды составили, по некоторым оценкам, около 8/9 общей численности войска. Сам великий князь Дмитрий Донской был контужен в бою и сброшен с коня, но ему удалось добраться до леса, где после окончания боя его обнаружили и в бессознательном состоянии.

Итоги Куликовской битвы

Итоги Куликовской битвы

Основные итоги Куликовской битвы

Источник

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

Куликовская битва, сражение войск русских княжеств с монголо-татарами 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на территории, в настоящее время относящейся к Кимовскому и Куркинскому районам Тульской области, на площади около 10 кв. км.

Читайте также:  В Приморье участниками всероссийского полумарафона quot ЗаБег quot стали около 3 тыс человек

Предистория битвы

В 1380 г. ордынский эмир и темник Мамай, претендовавший на власть хана, решил произвести опустошительный, набег на Русь, чтобы упрочить свое положение в Орде. Мамай не являлся чингизидом (потомком Чингисхана) и поэтому не имел прав на престол, однако могущество его достигло такой степени, что он мог сажать ханов на престол по своему выбору и править от их имени. Успешный поход вознес бы его на небывалую высоту и позволил покончить с соперниками. Мамай договорился о союзе с великим князем литовским Ягайло и великим князем рязанским Олегом. Узнав о походе Мамая, Дмитрий Иванович объявил мобилизацию сил со всех подчиненных ему и союзных княжеств. Тем самым русское войско впервые приобретало общенациональный характер, надоело русским людям жить в постоянном страхе и платить дань басурманам, более 250 лет татарское Иго держалось на Руси, хватит — решил русский люд и начались сборы со всех близ лежащих русских земель, а как уже говорилось выше возглавил все это Дмитрий Иванович, будующий «Донской». Однако, еще в 1375 г. Дмитрий Иванович повелел учредить так называемые “разрядные книги”[1], куда вносились сведения о прохождении воеводами военной и иной службы, о количестве и местах формирования полков.

Русская рать (100—120 тыс. чел.) собиралась в Коломне. Оттуда войско направилось к Дону. Дмитрий спешил: разведка донесла, что войско Мамая (150—200 тыс. чел.) ждет у Воронежа литовские дружины Ягайло. Узнав о подходе русских, Мамай двинулся навстречу. Когда русские подошли по рязанской земле к Дону, воеводы заспорили: переправляться или нет, так как дальше начиналась территория Золотой Орды. В этот момент прискакал гонец от прп. Сергия Радонежского с грамотой, призывавшей Дмитрия к твердости и мужеству. Дмитрий приказал перейти Дон.

Подготовка к битве

В ночь на 8 сентября 1380 г. русские форсировали Дон и построились на Куликовом поле (совр. Тульская обл.) в устье реки Непрядвы, притоке Дона. Два полка (“правой” и “левой руки”) стали на флангах, один в центре (“большой полк”), один — впереди (“передовой полк”) и один — в засаде (“засадный полк”) на восточной окраине поля, за “зеленой дубравой” и рекой Смолкой. Засадным полком командовал двоюродный брат Дмитрия — храбрый и честный воин серпуховской князь Владимир Андреевич. При нем находился опытный воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец, шурин князя Дмитрия Ивановича. Отступать русским было некуда: за ними находился обрыв высотой 20 м и река Непрядва. Мосты через Дон Дмитрий разрушил. Предстояло победить или умереть.

Левый фланг русского войска, на который должен был пасть основной удар татар, переходил в топкие берега Смолки. Правый фланг был так же защищен болотистыми берегами р.Непрядвы, а также тяжеловооруженной псковской и полоцкой конными дружинами. В центре большой рати были сведены все городские полки. Передовой полк составлял все же часть большого полка, задача же сторожевого полка заключалась в завязывании боя и возвращении в строй. Оба полка должны были ослабить силу вражеского удара по главным силам. За большим полком был расположен частный резерв (конница). Кроме того, из отборной конницы был создан сильный засадный полк под командованием опытных военачальников — воеводы Дмитрия Боброка-Волынского и серпуховского князя Владимира Андреевича. Этот полк выполнял задачу общего резерва и был скрытно расположен в лесу за левым флангом главных сил.

Мамай в центре своего войска поставил наемную генуэзскую тяжеловооруженную пехоту, набранную им в итальянских колониях в Крыму. Она имела тяжелые копья и наступала сомкнутым строем греческой фаланги, ее задачей было прорвать русский центр, это была сильная и хорошо обученная армия, но она сражалась не за свою землю, а за деньги, в отличии от русских витязей. На флангах Мамай сосредоточил конницу, которой ордынцы обычно сразу “охватывали” врага.

Битва

По легенде, утром 8 сентября над Куликовым полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. Битва началась с поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет – монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения – брянский (по др. версии, любечский) боярин. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой.

Историки считают, что битва началась внезапно, на рассвете. Ордынская конница обрушилась на “передовой полк” и уничтожила его, потом врубилась в “большой полк” и пробилась к черному княжескому знамени. Бренко погиб, был ранен и сам Дмитрий Иванович, сражавшийся в доспехах рядового воина, однако “большой полк” устоял. Дальнейший натиск монголо-татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Они дрогнул и попятился к Непрядве. Положение спас, вышедший из «зеленой дубравы», Засадный полк Дмитрия Баброка-Волынского и серпуховского князя Владимира Андеевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы. У ордынцев возникло замешательство [2], которым воспользовался “большой полк” — он перешел в контрнаступление. Ордынская конница обратилась в бегство и смяла копытами свою же пехоту. Мамай бросил шатер и едва спасся. Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (если сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня). Русские воины преследовали ее остатки до реки Красивая Меча (50 км выше Куликова поля); там же была захвачена Ставка ордынцев. Мамай успел бежать; Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно. Мамай вскоре был убит своим соперником ханом Тохтамышем.

После битвы

Потери обеих сторон в Куликовской битве были огромными, однако потери противника превысили русские. Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. По преданию большинство павших русских воинов были захоронены на высоком берегу при слиянии Дона с Непрядвой. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской.» В битве отличились русские богатыри — брянский боярин Александр Пересвет, ставший иноком у преподобного Сергия Радонежского и Андрей Ослябя (ослябя по-калужски — “жердь”). Народ окружил их почетом, а когда они умерли, то были похоронены в храме Старо-Симонова монастыря. Вернувшись с войском 1 октября 1380 г. в Москву, Дмитрий сразу заложил церковь Всех Святых на Кулишках и вскоре начал строительство мужского Высокопетровского монастыря в память о битве.

Куликовская битва стала крупнейшим сражением средневековья. На поле Куликовом сошлось более 100 тысяч воинов. Было нанесено сокрушительное поражение Золотой Орде. Куликовская битва вселила уверенность в возможности победы над ордынцами. Поражение на Куликовом поле ускорило процесс политического дробления Золотой Орды на улусы. Два года после победы на Куликовом поле Русь не платила ордынцам дани, что положило начало освобождению русского народа от ордынского ига, росту его самосознания и самосознания других народов, находившихся под игом ордынцев, укрепило роль Москвы как центра объединения русских земель в единое государство.

Куликовское сражение всегда являлось объектом пристального внимания и изучения в различных сферах политической, дипломатической и научной жизни русского общества XV-XX вв. Память о Куликовской битве сохранилась в исторических песнях, былинах, повестях (Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище и др.). Согласно одному из преданий, император Петр I Алексеевич, посещая строительство шлюзов на Иван-Озере, осмотрел место Куликовской битвы и приказал заклеймить оставшиеся дубы Зеленой Дубравы, чтобы их не рубили.

В русской церковной истории победа на Куликовом поле стала со временем чествоваться одновременно с праздником Рождества Пресвятой Богородицы, отмечаемом ежегодно 8 сентября по старому стилю.

Источник

Что стало результатом куликовской битвы что стало результатом куликовской битвы

КУЛИКО́ВСКАЯ БИ́ТВА 1380, сра­же­ние объ­е­ди­нён­ных войск кня­жеств Сев.-Вост. Ру­си под пред­во­ди­тель­ст­вом вел. кн. вла­ди­мир­ско­го и кн. мо­с­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча про­тив войск т. н. Ма­мае­вой Ор­ды (пра­во­бе­ре­жье р. Вол­га, Сев. Кав­каз и Крым). Со­стоя­лась 8.9.1380. Осн. при­чи­ны, при­вед­шие к по­хо­ду на рус. кня­же­ст­ва войск Ма­мая: мно­го­лет­няя за­держ­ка вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да, стрем­ле­ние вос­ста­но­вить его объ­ём в том же раз­ме­ре, в ка­ком он со­би­рал­ся при ха­не Джа­ни­бе­ке; же­ла­ние взять ре­ванш за по­бе­ду моск. войск и их со­юз­ни­ков в бит­ве на р. Во­жа над эми­ром Бе­ги­чем (11.8.1378). Для это­го Ма­май ор­га­ни­зо­вал круп­но­мас­штаб­ный по­ход, пре­ж­де все­го про­тив пра­ви­те­лей Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва и Моск. кн-ва. В нём долж­ны бы­ли при­нять уча­стие за­ви­си­мое от Ор­ды на­се­ле­ние её улу­сов и вой­ска со­юз­ни­ков, на­хо­див­ших­ся с ней в вас­саль­ных и дан­ни­че­ских от­но­ше­ни­ях. В свя­зи с этим в 1-й пол. 1380 Ма­май за­клю­чил сою­зы с ли­тов. кн. Ягай­ло, а ле­том – с вел. кн. ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, опа­сав­ши­ми­ся уси­ле­ния ав­то­ри­те­та и вла­сти вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча.

Маршруты войск

В на­ча­ле ле­та 1380 Ма­май на­чал мед­лен­ное дви­же­ние из сво­ей ко­че­вой став­ки в ни­зовь­ях р. Дон к его вер­ховь­ям, ожи­дая там к на­ча­лу осе­ни встре­тить вой­ска со­юз­ни­ков для со­вме­ст­но­го по­хо­да на зем­ли Сев.-Вост. Ру­си. В на­ча­ле авг. 1380 Ма­май дос­тиг устья р. Во­ро­неж. Со­глас­но совр. ис­сле­до­ва­ни­ям, чис­лен­ность ор­дын­ско­го вой­ска не пре­вы­ша­ла 30 тыс. чел. Не под­твер­жда­ют­ся дан­ные позд­них рус. ле­то­пи­сей, со­глас­но ко­торым оно вклю­ча­ло в се­бя от­ря­ды (в т. ч. на­ём­ные) чер­ке­сов (ады­гов), ясов (дон­ских аланов), бур­та­сов, ар­мян и пред­ста­ви­те­лей ря­да др. на­ро­дов пра­во­бе­ре­жья Вол­ги и Сев. Кав­ка­за; на­ём­ни­ков-«фря­гов» из Кры­ма.

По­ход ор­дын­ских войск на Русь стал для вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча пол­ной не­ожи­дан­но­стью, т. к. ещё ле­том 1379 на­ме­ти­лось за­ми­ре­ние сто­рон (Ма­май вы­дал яр­лык и про­пус­тил че­рез свои зем­ли моск. кан­ди­да­та на ми­тро­по­лию Ми­тяя). Уз­нав в кон­це ию­ля – на­ча­ле ав­гу­ста о вы­сту­п­ле­нии про­тив­ни­ка, вел. князь от­пра­вил­ся в Мо­ск­ву, где в авг. 1380 на­чал со­би­рать пол­ки. На его при­зыв от­клик­ну­лись бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки – бо­ров­ско-сер­пу­хов­ский кн. Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич Храб­рый и кня­зья Бе­ло­зер­ские, пра­ви­те­ли Прон­ско­го, Та­рус­ско­го и Обо­лен­ско­го кня­жеств; слу­жи­лые ли­тов. кня­зья Ге­ди­ми­но­ви­чи – Ан­д­рей Оль­гер­до­вич и Дмит­рий Оль­гер­до­вич вме­сте со свои­ми дру­жи­на­ми, вы­ехав­ши­ми на служ­бу в Мо­ск­ву из По­лоц­ка, Друц­ка, Пско­ва, Труб­чев­ска и Брян­ска в 1378–79, во­ен­но-слу­жи­лая знать го­ро­дов Вла­ди­мир­ско­го вел. кн-ва [Дмит­ро­ва, Пе­ре­яс­лав­ля, Юрь­е­ва (Поль­ско­го), Ко­ст­ро­мы, Уг­ли­ча и др.]. Од­на­ко во­ен. си­лы б. ч. рус. зе­мель по раз­ным при­чи­нам не при­ня­ли уча­стие в по­хо­де (Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка, Твер­ское, Ни­же­го­род­ское и Ря­зан­ское ве­ли­кие кн-ва и др.). По совр. ис­сле­до­ва­ни­ям, рус. вой­ска мог­ли на­счи­ты­вать ок. 15–20 тыс. чел. (тра­ди­ци­он­но в ис­то­рио­гра­фии ука­зы­ва­лась чис­лен­ность 50–60 тыс. чел.). Об­щее ко­ман­до­ва­ние осу­ще­ст­в­лял кн. Дмит­рий Ива­но­вич. Под­чи­ня­ясь ему, свои­ми пол­ка­ми ру­ко­во­ди­ли кня­зья-со­юз­ни­ки, тер­ри­то­ри­аль­ны­ми опол­че­ния­ми – слу­жи­лые кня­зья и моск. боя­ре-вое­во­ды. 15 авг. рус. вой­ска со­бра­лись на Де­вичь­ем по­ле у Ко­лом­ны, 20 авг. – вы­сту­пи­ли от­ту­да и на­ча­ли дви­же­ние вдоль р. Ока. Встав ла­ге­рем в устье р. Ло­пас­ня, они ожи­да­ли при­бы­тия до­пол­нит. сил, со­б­ран­ных кн. Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем и околь­ни­чим Т. В. Вель­я­ми­но­вым, и вес­тей от раз­вед­чи­ков, сле­див­ших за дви­же­ни­ем войск Ма­мая от р. Ти­хая Со­сна до р. Кра­си­вая Ме­ча. 26–27 авг. рус. вой­ска пе­ре­шли Оку и на­ча­ли дви­же­ние на юг вдоль гра­ниц с Ря­зан­ским вел. кн-вом. Дан­ный ма­нёвр по­зво­лил не дать со­еди­нить­ся ра­ти вел. кн. ря­зан­ско­го Оле­га Ива­но­ви­ча с вой­ска­ми Ма­мая. Да­лее вой­ска Дмит­рия Ива­но­ви­ча дви­га­лись по пу­ти, из­вест­но­му позд­нее как Ста­рая Дан­ков­ская до­ро­га. Она про­ле­га­ла че­рез во­до­раз­дел рек Дон и Мок­рая Та­бо­ла. В на­ча­ле сен­тяб­ря они дос­тиг­ли Бе­ре­зуя, а 6 сент. – вста­ли в устье р. Мок­рая Та­бо­ла. 7 сент. бы­ла раз­би­та ор­дын­ская раз­вед­ка, по­сле че­го Дмит­рию Ива­но­ви­чу ста­ло из­вест­но, что вой­ска Ма­мая кон­тро­ли­ру­ют Гу­си­ный брод в вер­ховь­ях р. Кра­си­вая Ме­ча, ко­то­рый на­хо­дил­ся в од­ном кон­ном пе­ре­хо­де от устья р. Не­пряд­ва.

Читайте также:  Рынок информационных продуктов и услуг

Дислокация войск

В ночь с 7 на 8 сент. рус. вой­ска фор­си­ро­ва­ли р. Дон и за­ня­ли вы­год­ную по­зи­цию на Ку­ли­ко­вом по­ле, ко­то­рое на­хо­ди­лось в сев. час­ти ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны и вклю­ча­ло в се­бя зем­ли в бас­сей­нах Верх­не­го До­на и Не­пряд­вы. Здесь ме­ж­ду бал­кой Ры­бий Верх и р. Смол­ка вста­ли рус. пол­ки, за­ни­мая фронт не бо­лее 1,5 км. Их тыл был на­дёж­но при­крыт ре­ка­ми Дон и Не­пряд­ва. Ма­маю для ата­ки был ос­тав­лен уз­кий степ­ной ко­ри­дор, ко­то­рый не да­вал ему воз­мож­но­сти при­ме­нить из­люб­лен­ную ор­дын­ца­ми так­ти­ку про­ры­ва по флан­гам, осо­бен­но с ле­вой сто­ро­ны, по­зво­ляв­шей удач­но ис­поль­зо­вать пре­иму­ще­ст­во их луч­ни­ков. В лес­ном мас­си­ве Зе­лё­ная дуб­ра­ва за ле­вым флан­гом рус. войск был ос­тав­лен об­щий ре­зерв – за­сад­ный полк, ко­то­рым ко­ман­до­ва­ли кн. Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич и кн. Д. М. Боб­рок-Во­лын­ский. Со­став рус. войск был тра­ди­цио­нен и вклю­чал три пол­ка – пол­ки пра­вой и ле­вой ру­ки, ве­ли­кий (т. е. боль­шой) полк. Пе­ред ни­ми был вы­став­лен от­ряд (по­лу­чив­ший в «Ска­за­нии о Ма­мае­вом по­бои­ще» назв. пе­ре­до­во­го пол­ка), в ко­то­ром на­хо­дил­ся вел. кн. вла­ди­мир­ский Дмит­рий Ива­но­вич. Он дол­жен был кон­тро­ли­ро­вать под­ход войск про­тив­ни­ка и при­нять пер­вый удар на се­бя. Пе­ред этим от­ря­дом рас­по­ла­гал­ся не­боль­шой сто­ро­же­вой полк. На­про­тив не­го для ата­ки рас­по­ло­жи­лись ор­дын­ские вой­ска, ко­то­рые не ста­ли до­жи­дать­ся войск вел. кн. ли­тов­ско­го Ягай­ло, ос­та­но­вив­ших­ся в Одое­ве.

Ход сражения

К. б. на­ча­лась с по­един­ков ут­ром (с 10–11 ч) 8 сент. По дан­ным Хро­но­гра­фа рус. ре­дак­ции 1512, в них от­ли­чил­ся Ан­д­рей Ос­ля­бя, по дан­ным бо­лее позд­них ис­точ­ни­ков – его брат Алек­сандр Пе­ре­свет. Пос­ле это­го на­ча­лось осн. сра­же­ние. В те­че­ние 2–3 ча­сов Ма­май раз­гро­мил пе­ре­до­вой от­ряд рус. вой­ска и ввёл в дей­ст­вие свои осн. си­лы. Вел. кн. Дмит­рий Ива­но­вич, про­дол­жив бит­ву в ря­дах рат­ни­ков боль­шо­го пол­ка, су­мел при­бли­зи­тель­но оце­нить си­лу и чис­лен­ность ор­дын­цев. В се­ре­ди­не дня ор­дын­цы про­рва­ли рус. обо­ро­ну на ле­вом флан­ге и вы­шли в тыл к от­сту­пав­ше­му боль­шо­му пол­ку. Вел. кн. Дмит­рий Ива­но­вич был ра­нен. В кри­тич. мо­мент боя по­сле­до­вал вне­зап­ный удар в тыл ор­дын­цев рус. рат­ни­ков за­сад­но­го пол­ка, ра­ди­каль­но из­ме­нив­ший ход К. б. Вой­ска Ма­мая не вы­дер­жа­ли на­тис­ка и бе­жа­ли. Пре­сле­до­ва­ние про­тив­ни­ка про­дол­жа­лось до но­чи, рус. вой­ска за­хва­ти­ли ла­герь ор­дын­ско­го вой­ска на р. Кра­си­вая Ме­ча.

Итоги

По­те­ри рус. войск бы­ли зна­чи­тель­ны­ми, т. к. вои­ны по­гиб­ли не толь­ко от ран, но и от «тес­но­ты ве­ли­кой». По­гиб­ло мно­го лиц ко­манд­но­го со­ста­ва, в т. ч. бе­ло­зер­ские кня­зья Фё­дор Ро­ма­но­вич и его сын Иван Фё­до­рович, та­рус­ские кня­зья Фё­дор и Мсти­слав Юрь­е­ви­чи, ве­ли­ко­кня­же­ские боя­ре и вое­во­ды М. В. Вель­я­ми­нов, Ти­мо­фей Ва­силь­е­вич Во­луй, Ан­д­рей Ива­но­вич Сер­киз, Ми­ха­ил Ива­но­вич (Акин­фо­вич), Л. И. Мо­ро­зов, М. И. Брен­ко, Иван Алек­сан­д­ро­вич, Кон­стан­тин Ко­но­но­вич, Фё­дор Грун­ка, Се­мён Ме­лик, Алек­сандр Пе­ре­свет и др. Не­сколь­ко дней рус. вой­ска со­би­ра­ли сво­их ра­не­ных и пав­ших, а 14 сент. от­пра­ви­лись на­зад к Ко­лом­не. По пу­ти на отд. от­ря­ды рат­ни­ков ста­ли на­па­дать ря­зан­цы, стре­мив­шие­ся от­нять у них бо­га­тые тро­феи и взять плен­ных. В 1381 это ста­ло пред­ме­том пе­ре­го­во­ров Дмит­рия Ива­но­ви­ча с вел. кн. ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, ко­то­рый обя­зал­ся по до­го­во­ру ос­во­бо­дить плен­ных и вер­нуть им иму­ще­ст­во (не бы­ло вы­пол­не­но до кон­ца ря­зан­ской сто­ро­ной, во­прос об этом вновь под­ни­мал­ся в 1402).

По­бе­да в К. б. уп­ро­чи­ла влия­ние и ав­то­ри­тет моск. кня­зей (Дмит­рий Ива­но­вич по­лу­чил поч. про­зви­ще Дон­ской), по­ка­за­ла ре­аль­ную воз­мож­ность ос­во­бо­ж­де­ния рус. зе­мель и кня­жеств от вла­сти «Ма­мае­вой Ор­ды», раз­гром­лен­ной ха­ном Тох­та­мы­шем в том же го­ду. Её так­тич. зна­че­ние бы­ло по­ко­леб­ле­но ра­зо­ре­ни­ем го­ро­дов Сев.-Вост. Ру­си в хо­де Тох­та­мы­ша на­бе­га 1382, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го бы­ла не толь­ко во­зоб­нов­ле­на вы­пла­та ор­дын­ско­го вы­хо­да, но и со­б­ра­ны не­до­им­ки за про­шлые го­ды. Тем не ме­нее К. б. име­ла важ­ные по­ли­тич. по­след­ст­вия для рус. зе­мель и кня­жеств. Напр., опыт сов­ме­ст­но­го уча­стия в во­ен. дей­ст­ви­ях спо­соб­ст­во­вал объ­еди­не­нию войск пра­ви­те­лей Сев.-Вост. Ру­си в по­хо­де на Нов­го­род (1386) во гла­ве с вел. кн. Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Его пер­вен­ст­вую­щее зна­че­ние сре­ди кня­зей бы­ло за­кре­п­ле­но 2-й ду­хов­ной гра­мо­той Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го (май 1389), со­глас­но ко­то­рой его стар­ше­му сы­ну Ва­си­лию I Дмит­рие­ви­чу был пе­ре­дан не толь­ко моск. ве­ли­ко­кня­же­ский стол, но и Вла­ди­мир­ское вел. кня­же­ние в ка­че­ст­ве на­сле­дуе­мой «от­чи­ны».

Историческая память

К. б. на­шла от­ра­же­ние в эпо­се (ле­ген­ды о боя­ри­не За­ха­рии Тют­че­ве; бы­ли­ны «Илья Му­ро­мец и Ма­май», «Про Ма­мая без­бож­но­го»), лит. и до­ку­мен­таль­ных па­мят­ни­ках. Уже в 1380 был со­став­лен по­мян­ник пав­ших в К. б. Его крат­кая ре­дак­ция, в ко­то­рой по­ми­на­ют­ся по­гиб­шие бе­ло­зер­ские кня­зья, моск. боя­ре и вое­во­ды, из­вест­на в спи­сках Веч­ных си­но­ди­ков Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля с нач. 1490-х гг. (Ма­зу­рин­ский спи­сок), а со ссыл­кой на них – в ря­де ле­то­пис­ных сво­дов 15–16 вв. Бо­лее пол­ный спи­сок пав­ших, вклю­чаю­щий млад­ших вое­вод, при­ве­дён в Про­стран­ной ре­дак­ции ле­то­пис­ной по­вес­ти о К. б., из­вест­ной со 2-й пол. 15 в., а так­же в т. н. Со­кра­щён­ных ле­то­пис­ных сво­дах 1493 и 1495. К. б. от­ра­зи­лась и в «Сло­ве о жи­тьи и о пре­став­ле­нии ве­ли­ка­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча, ца­ря Рус­ка­го». В 15–16 вв. сло­жил­ся круг ис­точ­ни­ков о К. б., объ­еди­нён­ных не толь­ко об­щей те­мой, но и иде­ей спло­че­ния рус. зе­мель для за­щи­ты от ино­зем­ных за­хват­чи­ков. Па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла («За­дон­щи­на», ле­то­пис­ная «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве», «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще») про­дол­жи­ли лит. тра­ди­ции опи­са­ний битв в «По­вес­ти вре­мен­ных лет», «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» и др. В со­ста­ве ле­то­пис­ных сво­дов «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве» до нас дош­ла в 2 ре­дак­ци­ях: Крат­кой – «О по­бои­ще на До­ну» (соз­да­на вско­ре по­сле бит­вы, со­хра­ни­лась в Ро­гож­ском ле­то­пис­це 1-й пол. 1440-х гг., Пер­вом Бе­ло­рус­ско-Ли­тов­ском сво­де сер. 15 в. и Си­ме­о­нов­ской ле­то­пи­си нач. 16 в.) и Про­стран­ной, со­став­лен­ной с ис­поль­зо­ва­ни­ем «По­вес­ти о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го», Крат­кой ре­дак­ции «По­вес­ти», Си­но­ди­ка, «Чте­ния о Бо­ри­се и Гле­бе». В пе­чат­ных из­да­ни­ях о К. б. впер­вые упо­ми­на­лось в «Жи­тии Сер­гия Ра­до­неж­ско­го» (1642) и «Си­ноп­си­се» ар­хим. Ин­но­кен­тия (Ги­зе­ля), ко­то­рый впер­вые опуб­ли­ко­вал текст «Ска­за­ния о Ма­мае­вом по­бои­ще» (1680).

Изу­че­ние К. б. на­ча­лось в 18 в. в тру­дах А. И. Ман­кие­ва, В. Н. Та­ти­ще­ва и кн. М. М. Щер­ба­то­ва. Лит. про­из­веде­ния ей по­свя­ти­ли М. В. Ло­мо­но­сов и Г. Р. Дер­жа­вин. Уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти о К. б. на­ча­лось под влия­ни­ем Отеч. вой­ны 1812 и воз­рос­ше­го ин­те­ре­са к про­шло­му Рос­сии по­сле вы­хо­да пер­вых то­мов «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» Н. М. Ка­рам­зи­на (ввёл в ис­то­рич. нау­ку по­ня­тие «Ку­ли­ков­ская бит­ва»). Важ­ную роль в изу­че­нии и уве­ко­ве­че­нии ис­то­рич. па­мя­ти о К. б. сыг­рал С. Д. Не­ча­ев, по­ло­жив­ший на­ча­ло му­зее­фи­ка­ции Ку­ли­ко­ва по­ля. В 1850 на Крас­ном хол­ме (выс­шей точ­ке Ку­ли­ко­ва по­ля) от­крыт столп-па­мят­ник Дмит­рию Дон­ско­му (арх. А. П. Брюл­лов, инж. А. А. Фул­лон). В 1865–84 близ устья Не­пряд­вы в с. Moнастырщина воз­ве­де­на ц. Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы, сме­нив­шая де­рев. цер­ковь, сто­яв­шую, по пре­да­нию, на мес­те по­гре­бе­ния рус. вои­нов, пав­ших в К. б. С 1880-х гг. Ку­ли­ко­во по­ле об­сле­до­ва­лось во­ен. ис­то­ри­ка­ми и туль­ским ар­хео­ло­гом Н. И. Тро­иц­ким. В 1913–17 не­по­да­лё­ку от стол­па-па­мят­ни­ка по­строе­на ц. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (арх. А. В. Щу­сев).

В 1965 на Крас­ном хол­ме от­крыт фи­ли­ал Туль­ско­го об­ла­ст­но­го крае­ведч. му­зея. В 1981 по ини­циа­ти­ве ГИМ совм. с Ин-том гео­гра­фии АН СССР и туль­ски­ми спе­циа­ли­ста­ми на­ча­лись меж­дис­ци­п­ли­нар­ные ис­сле­до­ва­ния по про­грам­ме «Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­рия. Ланд­шафт». На Ку­ли­ко­вом по­ле об­на­ру­же­ны др.-рус. го­ро­ди­ща, се­ли­ща и лет­ни­ки, бес­кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки кон. 12 – сер. 14 вв. В ре­зуль­та­те па­лео­поч­вен­ных и па­лео­бо­та­нич. ис­сле­до­ва­ний вы­яв­ле­ны ра­нее не­из­вест­ные кон­ту­ры ланд­шаф­та и важ­ней­шие ком­му­ни­ка­ции рай­она Ку­ли­ко­ва по­ля на­чи­ная с эпо­хи го­ло­це­на. В 1996 соз­дан Гос. во­ен­но-ис­то­рич. и при­род­ный му­зей-за­по­вед­ник «Ку­ли­ко­во по­ле», в его со­став вхо­дят му­зей­но-ме­мо­ри­аль­ные комп­лек­сы в с. Мо­на­стыр­щи­на и на Крас­ном хол­ме, по­ле бит­вы с при­ле­гаю­щей тер­ри­то­ри­ей.

Источник